"Добро должно быть с кулаками"

О нашем земляке, почётном гражданине Кировской области, председателе Российского детского фонда и президенте Международной ассоциации детских фондов, лауреате многих отечественных и международных премий Альберте Анатольевиче Лиханове, которому 13 сентября исполняется 75 лет, «Кировская правда» уже не раз писала. И это были не заздравные речи в его честь, а рассказ о том реальном вкладе, который он вносит в сохранение нравственных ценностей и традиций добра и милосердия, подавая в этом пример своими делами и дарами.

 

«Мне нравится старая традиция русской науки избирать академиками писателей. Ими были Чехов и Шолохов. Российская академия образования числит в своих действительных членах Сергея Владимировича Михалкова и Альберта Анатольевича Лиханова.
Книги Альберта Лиханова сами по себе — целый раздел науки, да и сложнейшей — о воспитании, о том, какие испытания выпадают на долю добра, на долю маленького человека. Объективное исследование человеческих состояний — это задача важнейших отраслей науки: психологии, социологии, физиологии, даже психиатрии. Но вот художественными средствами эти состояния сформулировать, исследовать, раскрыть — поверьте, большой труд и редкая удача.
Одна только дилогия Альберта Анатольевича — «Русские мальчики» и «Мужская школа» — чего стоит! А его «Уроки нравственности»! А им придуманный и созданный Детский фонд с собственным научно-исследовательским институтом детства!
Честь и хвала этому художнику, учёному, общественному деятелю. Просто Человеку!»
Жорес АЛФЁРОВ, академик РАН, лауреат Нобелевской премии
В своём прощальном письме с фронта перед глубоким рейдом в тыл врага с лыжным десантным батальоном мой отец старший политрук Семён Исаакович Фридман спрашивал у моей матери: «Как там наши (он имел в виду лепсенцев — Прим. автора). Говорят, вернулся раненый Анатолий Лиханов. Кланяйся ему...» Он ведь знал, что в ту страшную зиму 1941-1942 гг. под Москвой бросок в тыл фашистов нескольких сотен десантников был смертельно опасен. Ни одному из них не суждено было вернуться. И всё-таки думал о судьбе друга, однопартийца, единомышленника.
И когда я впервые перешагнул порог отдела информации «Кировской правды», самого молодого и боевого в газете, первый, кого я увидел, был Алик Лиханов, товарищ моего детства, с которым когда-то мы играли в солдатики. И первую свою большую статью я написал по «наводке» Лиханова для его рубрики «Нагрузка? Нет — призвание». В этом замечательном отделе трое выросли потом до главных редакторов областных газет, а двое, в том числе Лиханов, — до редакторов центральных изданий. Ещё тогда редактор «Кировской правды» Л.Д. Мокеров, рядом с которым я жил, наставлял меня: «Не задирай нос, учись у Лиханова журналистской хватке и мастерству. Этот далеко пойдёт».
Да мы и сами знали, что Алику скоро станет тесен областной масштаб. Помню, как его назначили редактором «Комсомольского племени», куда меня пригласили чуть раньше. До этого я тихо сидел в отделе спорта, выдавал репортажики с более или менее важных соревнований, брал интервью у спортсменов и руководителей спортсообществ и радовался, что обосновался в этой тихой гавани, и был в полной уверенности, что выбрал престижную и спокойную профессию. Приход Лиханова, к счастью, разогнал эти иллюзии. Половину «конторы» новая «метла» разогнала к чёрту, проанализировав эффективность каждого. К оставшимся присоединились ребята, которых Лиханов знал профессионально и в которых верил. Колесо газеты заскрипело, набирая обороты, мы с внутренним стенанием избавлялись от благодушия, заражаясь у молодого шефа азартом, духом творчества, коллективного поиска и преданностью делу. Как хорошо было в 5 вечера сложить бумаги в стол и отправиться к семье с чувством выполненного долга! Всё это вместе со старыми привычками, ленцой и спокойствием пришлось выкинуть из головы и души, колесить по командировкам с условием «срочно в газету», обсуждать до позднего вечера будущие выпуски, терпеть строгие разборы на летучках, напрягаться из последних сил, чтобы не оказаться кандидатом в «следующие». Мы стали боевой и незаменимой, смею уверить, частью областного комсомольского движения, которую признали и полюбили читатели.
Идеи в редакторе бурлили, за его инициативами мы с трудом поспевали. Жена моя, уверенная в начале жизни, что я создан для неспешного существования, не верила своим глазам. Затягивал меня этот стремительный коловорот дел, метаний, вечерних и ночных бдений за письменным столом. И никаких привилегий за дружбу отцов, за относительно общее детство. Наоборот, я не раз проглатывал обиды за, казалось, незаслуженные втыки, устные нагоняи. Но всё это быстро проходило, ибо самым требовательным Алик был к себе, всю ответственность брал на себя, как и гнев сильных мира сего.
Вглядываясь в прошлое, я вновь и вновь убеждаюсь, как повезло нам несколько лет работать под его началом.
Один наглядный пример. У Алика в кабинете долго сидел посетитель из Свечи. Вдруг он вызвал меня (я до сих пор удивляюсь его выбору, у нас были ребята посильнее и поопытнее) и попросил немедленно отправиться в Свечу, разобраться в запутанной истории с убийством и несправедливым осуждением фактически невиновного.
— Старик, — сказал шеф, — есть возможность проявить себя, восстановить справедливость и тем самым поднять авторитет «Племени». Уж ты постарайся, не подведи.
Я понял, чего он от меня ждёт. И я постарался. Время было не самое подходящее для вызова милиции и прокуратуры, Н.С. Хрущёв требовал бороться за авторитет нашей милиции. Я бросился в этот запутанный клубок дел, допросов, очных ставок. Конечно, на моей отчаянной неустрашимости сказалась наивная вера в силу печатного слова и незнание силы системы, с которой я вступал в схватку. И потом, за моей спиной был Алик с его верой в меня. Сейчас-то я понимаю, что все мои аргументы требовали десятерной прочности, что некоторые позиции для опытного юриста были в какой-то степени уязвимы. Но никаких сомнений, сабли наголо — вперёд! Статья «Что произошло в Свече» писалась удивительно легко, через день после возвращения из командировки я сдал её Лиханову. Затем по ней требовательно прошлись Алик, Игорь Шварц и другие, и вышел номер, который вызвал мощный огонь на себя. Даже наши верные друзья из УВД предупредили, что нас ждут большие неприятности. Поднялся шум, от которого у меня, по правде говоря, появилась дрожь в коленках. Оказывается, впервые бюро обкома партии готовило специальное заседание по статье в молодёжной газете с приглашением руководства УВД, суда и прокуратуры. Я с трепетом ждал партийного вердикта как приговора. Я и не знал, что Лиханов отправил номер с моей статьёй в Генеральную прокуратуру.
И наконец в «Кировской правде» опубликовано постановление бюро обкома КПСС по статье «Что произошло в Свече», в котором наша позиция была признана верной, были приняты суровые меры к целому ряду руководителей силовых структур. Впервые за газетную практику я получил премию от редактора — 50 рублей, почти половину моей зарплаты. Да и в премии ли дело. Я понял, как много может сделать печатное слово, если не трусить и не руководствоваться «здравым смыслом»: а что мне за это будет? Эту лихановскую проверку я никогда не забуду. За долгую журналистскую жизнь произошло множество событий, которые наложились на мою судьбу. Особой строкой стоят в ней три года в «молодёжке» под руководством Альберта Лиханова, но почти каждый день из них отложился в памяти. Ну вот хоть этот.
Вдруг вызывают к В.Т. Дувакину, первому секретарю обкома комсомола. И где-то ёкает в области поджелудочной — за хорошим рядового сотрудника к первому не вызовут.
Дувакин, впоследствии секретарь ЦК ВЛКСМ, человек прямой, в нескольких словах изложил суть дела. Оказывается, мой старый школьный знакомый, заняв пост секретаря обкома ВЛКСМ по идеологии, «по-дружески» под лупой заглянул в мою биографию и выяснил, что, работая на заводе им. Лепсе, где когда-то мой отец был  секретарём парткома, я несколько месяцев не платил комсомольские взносы.  Я честно признался Виктору Тимофеевичу, что проявил легкомыслие: подразделение, в котором я работал, было автономно от заводской территории. Комитет комсомола не тревожил меня, а я инициативы не проявил. Но для комсомольца это было суровое прегрешение. Он при мне снял трубку и набрал номер Лиханова.
— Он тебе нужен? — спросил Дувакин Альберта, обрисовав ситуацию. Потом посмотрел на меня пристально и сказал: «Иди работай».

Сам Лиханов эту историю, конечно, не помнит. Расширялись масштабы его деятельности вплоть до всесоюзной и международной, неимоверно тяжелел воз его ответственности. Много раз он полагался на близких ему людей, доверял им. Не все были достойны этого, не раз предавали его и его дела. Но это не поколебало его веры в необходимость каждый день делать добрые дела — творчеством и практикой, не отступая перед  трудностями и опасностями. Алик, как до сих пор зовут его друзья, исповедует истину: у жизни два слабых, нуждающихся в поддержке отрезка: её начало и её конец. «Покинуть человека в начале и в конце жизни — величайший социальный позор». Будьте уверены — Лиханов, фонд, который он основал и которым руководит более 20 лет, сражаются «за малых сих!» Альберт Анатольевич выбрал своим девизом замечательные куняевские строки: «Добро должно быть с кулаками». И сколько ни изгилялись новорусские идеологи в смутные ельцинские времена над этим поэтическим образом, сколько ни утверждали, что добро и сила несовместимы, что каждый за себя и никто никому не нужен, Лиханов жёстко и неумолимо отвечал: «Не должно же и, в конце концов, не может быть так — и в государстве, и в народе, и в семье, — чтобы дело брата было безразлично, судьба соседа — неинтересна, потуги товарища по работе — презренны. Лишь взаимность — но только не на словах, не на бумаге — есть скрепы, соединяющие нас в целое, в уважающий себя народ.
Только власть, служащая всем и об обездоленных детях прежде всего пекущаяся, есть власть, а не совокупность хлебных мест, приближённых к бюджетам, банкам и прочим зеленовато-баксовым делам».
Именно так — с кулаками за правое дело. Каждый день ты доказываешь это словом и делом, томами своих книг и тысячами своих единоверцев. С юбилеем, дорогой наш человек! Живи долго, сохраняя верность делу и великую человеческую надёжность.
Всегда твой, Феликс Фридман

*  *  *
Альберт Лиханов окончил кировскую среднюю школу
№ 16, в которой я работала 40 лет. У меня как у классного руководителя было 10 выпусков. И каждый любил и читал книги Лиханова, знал их, начиная с первых его повестей  «Тетрадь в синюю клеточку», «Лунный берег» и заканчивая «Сломанной куклой», «Слётками».
«Мой генерал», «Крутые горки» — любимые книги младших, «Обман», «Солнечное затмение», «Благие намерения» обожали подростки, «Мужской школой» увлекались старшеклассники: ведь это про них, про их родную школу.
Бывая в школе и сейчас, я убеждаюсь, что нынешние ученики 16-й тоже читают и очень любят произведения Лиханова, с нетерпением ждут его новых книг.
А я за все годы работы с ребятами поняла, как нужны такие книги, которые учат добру, справедливости, пониманию, верности, чуткости, честности.
Людмила Рябова, заслуженный учитель школы РФ

*  *  *
Так  распорядилась жизнь, связав мою судьбу с Альбертом (Аликом) Лихановым с детского сада, где мы были в одной группе. Он всегда подчёркивает: «Мы — одногоршечники». И вот что удивительно: его память хранит много эпизодов того детсадовского возраста до сих пор.
Так как мы жили в разных районах города, то и учиться пошли в разные школы. Вновь свёл нас интерес к спорту в группах лёгкой атлетики в детской спортивной школе. Началась совсем другая жизнь. Кроме тренировок, мы ходили в увлекательные турпоходы, выпускали сатирическую стенгазету «Колючка», участвовали в танцевальных вечерах.
Чего стоили только воскресные зимние походы через реку Вятку в Заречный парк с чаепитием у костра!
Алик никогда не был паинькой-тихоней. Его кипучая энергия, неугомонность давали возможность частенько попадать на страницы «Колючки». Постепенно мы вошли в число лучших спортсменов в своих возрастах, Алик стал одним из сильнейших в области в коротком спринте. Сложилась команда. Мы были не единственной группой в городе, но только мы устраивали забеги на побитие рекордов в эстафетах в перерывах футбольных матчей на «Динамо» при заполненных трибунах. В старших классах Алик увлёкся фотографией, решил стать журналистом и уехал в Свердловск. Накопленный багаж резкости, привычку к труду он с успехом реализовал в вузе на занятиях фехтованием.
Мы продолжали общаться на каникулах. Алик вернулся в родной город дипломированным журналистом. Его общительность, неуёмность в работе, умение рассмотреть суть проблемы, способность находить пути её разрешения были по достоинству оценены, и Лиханова пригласили на работу в «Комсомольскую правду».
Мы продолжали встречаться, дружили наши семьи. Я уважаю его за принципиальную последовательность в делах, честность, порядочность. В общении он всегда интересовался делами моими и родных. И это была не просто вежливость пожилых людей. Всегда знаешь, что получишь совет, помощь, если возникнет нужда.
Иметь такого друга — большая удача. Я пытаюсь сделать всё возможное, чтобы не разочаровать его.
Донат Разин,сотрудник ВятГУ

*  *  *
Одной из самых примечательных черт характера Альберта Анатольевича я мог бы назвать качество, которое, к сожалению, так редко встречается в настоящее время, — преданность и верность дружбе. Он постоянно доказывает, что мало уметь поддержать друга добрым словом, но и при необходимости надо честно сказать в лицо правду-матку. И тут нет места обиде.
Нашей дружбе в этом году исполняется 55 лет. Началась она в далёком 1955-м. Тогда я ещё учился в школе, а он проходил практику в областной газете «Кировская правда». Мальчишка, делающий первые шаги на поприще фоторепортажа, рискнул принести пачку фотографий в газету с просьбой их напечатать. Любой сотрудник газеты мог отказать мне, даже не просматривая фото. Но, к моему счастью, в кабинете отдела информации находился практикант Уральского университета Лиханов. С его лёгкой руки один из моих снимков был опубликован. Радости и гордости моим не было предела.
В дальнейшем многое в моей жизни было связано с фотожурналистикой. Окончив политехнический институт, я стал работником завода имени Лепсе, но та первая моя встреча с Альбертом стала важной в жизни, повлияла на мою судьбу. За всё это я благодарен Альберту.
Владимир Бельтюков

*  *  *
Слово благодарности
Биография Альберта Анатольевича Лиханова напоминает романный сюжет, столько в ней поворотных событий, ярких встреч с интересными людьми, жизненных выборов, творческих результатов, гражданских подвигов, путешествий, трудов. Но есть ещё одно редкое украшение его жизни — это настоящий любовный роман с красивой, талантливой и мудрой женщиной Лилией Александровной Лихановой. Тембр её голоса завораживает, от её фотографий трудно отвести взгляд, а её роль в жизни писателя и общественного деятеля Альберта Лиханова не поддаётся строгому научному анализу. Я прочитала книгу её писем, в них диалог двух сердец, душевная жизнь эпохи, история любви длиной в одну судьбу. Лилия Александровна разделяет заботы мужа, создаёт атмосферу дружеского участия в доме, читает его рукописи, принимает бесконечных гостей.
Когда-то Камю нашёл формулу счастья, написав так: «Счастье — это жить на природе, заниматься творчеством, любить и быть любимым». У А.А. Лиханова есть все составляющие: его дом стоит в яблоневом саду, в окна заглядывают ели, собрание его сочинений — наглядное доказательство долгих лет творческого труда, а его большая семья родных и близких, несомненно, окружает его любовью и заботой. А он все силы своего ума, таланта, характера, здоровья отдаёт заботе о детях... чужих, обездоленных, ожидающих помощи взрослых. Его гражданская позиция — защитник детства, и он не изменяет ей ни в горячих точках нашей страны, ни в родной Кировской области, ни в Москве, ни в Японии, ни в любимом Белгороде. Он читает письма детей, которые просят о помощи, и делает всё, что в его силах, для того, чтобы им помочь художественным словом своих книг, всей деятельностью Российского детского фонда.
Учителя-словесники Кировской области от всей души поздравляют Альберта Анатольевича с юбилеем. Спасибо писателю-земляку за то, что его книги работают на сохранение духовных сил молодёжи, на воспитание подростков, на совестливое отношение взрослых к своим и чужим детям. Дорогой Альберт Анатольевич, пусть у вас всегда будут благодарные читатели ваших книг.
Елена Галицких,зав. кафедрой русской и зарубежной литературы ВятГГУ, профессор, заслуженный учитель РФ

*  *  *
Закадычных друзей на всю жизнь, как правило, бывает немного. Такой друг у меня — Альберт Анатольевич Лиханов. Наша дружба с ним началась ещё в школьные годы и продолжается более 60 лет. Первичным для неё стали наши страстные увлечения фото- и киноискусством. Сблизила нас и любовь к книгам, тяга к постоянному чтению. Совместными были даже наши первые публикации фотоснимков и отзывов о кинофильмах в областных газетах. Меня, как старшего на год, удивляло то, что, несмотря на все мальчишеские интересы, Алик уже тогда находился в непрерывном интеллектуальном и жизненном поиске. Новые замыслы, идеи, мечты и планы роились в его голове, будто пчёлки в улье в канун медосбора. Необычным казалось и то, с каким пристрастным вниманием, ещё будучи школьником, он относился к чистоте и богатству русского языка, как высоко ценил слово, выразительность речи. Он постоянно находился в гуще всех событий, доступных уровню своего возраста. Сейчас я понимаю, что именно тогда, в детстве и юности, закладывалась основа его личности и активной жизненной позиции.
Профессионально наши пути потом разошлись, но дружба (уже семьями) сохранилась. Для меня вся его последующая жизнь была чрезвычайно интересна и во многом поучительна. Радовало, что даже с изрядной долей критики (а это естественно в наших отношениях) он проявлял неподдельное внимание ко мне. И сейчас меня радует, что он сохранил верность своим детско-юношеским истокам, любовь к нашей вятской земле и её людям.
Поздравляя Альберта Анатольевича с 75-летием, я могу с чистым сердцем сказать, что благодаря своему уму, целе-устремлённости, поразительной работоспособности, организаторскому таланту и гражданской ответственности он достиг в жизни очень многого. «Нужно пахать и пахать», — часто призывал он других, вдохновляя своим примером. Напомню лишь некоторые, важные, на мой взгляд, вехи из его биографии. Он стал первоклассным журналистом, что позволило ему лучше узнать реалии жизни. Он стал признанным писателем не только в России, но и в мире. Не случайно его называют пионером в художественном осмыслении и образном раскрытии мира детства, особенно детства военных лет. В нескольких городах, кроме Кирова, появились библиотеки им. А.А. Лиханова. Его книги, начиная со знаменитой библиотеки Американского конгресса, есть в библиотеках многих и многих стран.
Истинные человеческие ценности и смыслы жизни, к понимаю которых пришёл Альберт Анатольевич, привели его на стезю милосердия ко всем обездоленным детям. Наиболее ярко это понимание выражено в книге «Страна детства», в основе которой нравственно-философский диалог А.А. Лиханова с выдающимся японским мыслителем Дайсаку Икеда.
Следуя своим утверждениям, Альберт Анатольевич ещё в советские годы первым поднял голос за восстановление традиций общественной благотворительности в стране. Он добился от высшего партийно-государственного руководства согласия на создание Детского фонда, который под руководством своего основателя уже более 20 лет успешно и бескомпромиссно решает многие судьбоносные проблемы детей. Даже после распада СССР
А.А. Лиханов сумел сохранить организации фонда в странах СНГ в рамках Международной ассоциации детских фондов, став её президентом. Он создал и возглавил научно-исследовательский институт детства, инициировал научную разработку проблем детства в Российской академии образования, являясь её академиком. Не могу не вспомнить его рассказ об участии в подготовке текста Конвенции о правах ребёнка, принятой Организацией Объединённых Наций. Благодаря бойцовским качествам А.А. Лиханова и независимому (негосударственному) докладу о положении детей в России Детский фонд получил высшее международное признание — специальный консультативный статус при Экономическом и социальном совете ООН.
Новаций и дел юбиляра не счесть. Во всей своей многогранной и неутомимой деятельности он, образно говоря, нашёл самого себя, а если говорить языком древних мыслителей, познал самого себя как человека. Всё это вовсе не означает, что гуманист А.А. Лиханов для меня и других некий идеальный герой на все времена. Напротив, он любит повседневную жизнь во всех её непростых проявлениях. Как и у каждого человека, у него свои слабости и недостатки, но они, смею утверждать, не более чем продолжение его достоинств. Главное в том, что литературное творчество и гуманитарная деятельность Альберта Анатольевича, вся его жизнь подвижника не могут не вызывать восхищение и являются прекрасным примером для современных молодых людей.

Газета «Кировская Правда» от 10 сентября 2010 года

Юрий Рябов


Журнал "Дитя человеческое"

Этот просветительско-педагогический иллюстрированный журнал Российский детский фонд адресует взрослым - тем, кто призван заботиться о детях, лишившихся родителей, попавших в трудную жизненную ситуацию: директорам детских домов, родителям-воспитателям семейных детских домов, руководителям интернатных учебных заведений, работникам правоохранительных органов, педагогам, врачам, родителям, - всем, кому дороги дети и детство. Журнал публикует материалы о положении детей в России, о правах детей, о программах Российского детского фонда, о работе с детьми в региональных отделениях РДФ, рассказывает об энтузиастах - рыцарях детства. Выходит один раз в два месяца.

Подробнее о журнале


Журнал "Путеводная звезда"

Прекрасно иллюстрированный гуманитарный образовательный журнал для современного юношества. В журнале публикуются лучшие произведения отечественной и зарубежной художественной литературы. "Путеводная звезда" рекомендована Министерством образования России для программного и внеклассного чтения учащихся 6-11 классов. Внутри издания - журнал в журнале - "Большая перемена" - веселые и познавательные материалы о жизни современной молодежи, творчество самих читателей. Издается с 1996 года.

Подробнее о журнале

Журнал "Божий мир"


Иллюстрированный журнал для детей и юношества. Издается по благословению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Его цель – православное воспитание и просвещение. В увлекательной форме журнал рассказывает о тысячелетней истории Русской Православной Церкви, о нашем отечестве – его духовной основе культуре и искусстве. Материалы «Божьего Мира» могут быть использованы на занятиях в православных гимназиях, в школах – воскресных и общеобразовательных, для чтения в семейном кругу. 

Подробнее о журнале