"Им нужны не только компьютеры, но и наша любовь"

Когда чистые детские голоса поют с советских времен известную песню с рефреном: “Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко”, у меня всякий раз пробегает холодок по спине. Если отсчитывать от момента написания стихов, то “прекрасное далёко” уже наступило, превратившись в весьма непрекрасное настоящее. Его приметы бросаются в глаза — малолетние уличные попрошайки, одурманенная пивом зеленая поросль, агрессивные банды подростков… Некогда привилегированное сословие потеряло свой статус, а омбудсмены с законами наперевес защищают детство только на словах. За годы реформ детское общество России сократилось на 10 миллионов человек. Как вернуть детству защищенность? Об этом мы разговаривали с создателем и бессменным на протяжении 20 лет лидером Российского детского фонда Альбертом ЛИХАНОВЫМ

 

— АЛЬБЕРТ АНАТОЛЬЕВИЧ, руководство страны отмечает беспрецедентный за 15 лет прирост рождаемости в России. Демографическая ситуация начала меняться к лучшему. Благодаря чему, как вы думаете?

— Да, мы это слышали от Президента ушедшего и от Президента избранного. Народ вроде бы отозвался на призывы власти. Это хорошо, и по здравому разумению можно только приветствовать. Но хотелось бы понять, что стоит за данным явлением. С одной стороны, демографы напоминают, что в детородный возраст вступило достаточно многочисленное поколение, родившееся в период антиалкогольной кампании 80-х годов, когда произошел всплеск рождаемости. С другой — не секрет, на привлекательную идею “материнского капитала” откликнулось немало, скажем мягко, социально неадаптированных россиян. Кстати, я только что вернулся из Белгородской области, где фонд осуществляет целый ряд проектов, и мы решили там проанализировать качество родившихся младенцев.

— Допустим, что первыми отозвались на призыв повышать рождаемость представители малообеспеченных слоев. Что тут плохого, главное — дети родились, а это наше общее богатство.

— А надо думать: мы их рожаем на радость или на беду самим себе, семьям и обществу? Каково качество их здоровья? У нас в целом состояние здоровья населения неудовлетворительное, в том числе и у детей. Младенческая смертность в РФ вдвое выше, чем в развитых странах мира и даже на Кубе. Причины очевидны — плохое состояние здоровья молодых матерей (а в социально неблагополучных группах тем более) и уровень здравоохранения. Рождается много больных детей. В Московском глазном институте им. Гельмгольца врачи озабочены тем, как Россия будет выполнять требование ВОЗ о введении нормы, согласно которой рожденное существо считается человеком уже при весе 500 граммов. В странах Запада давно научились выхаживать таких детей. Они, как кутята, часто появляются на свет слепыми, потому что у них неразвиты некоторые органы, в том числе органы зрения. При надлежащем уровне здравоохранения это выправляется. Например, в столице из детской Филатовской больницы таких младенцев везут в институт Гельмгольца, где врачи корректируют их состояние. Оба этих медучреждения находятся на Садовом кольце, и несколько кварталов на специализированном реанимобиле как-то можно преодолеть. А как быть другим больницам, роддомам, особенно на периферии? Будет расти инвалидность!

Немало детских болезней обязаны фактору наследственной отягощенности, но еще больше социально обусловленных. Не секрет, что у нас имеет место белковый дефицит. Лишь в последние годы стали возрождать школьную диспансеризацию. Не побежден детский церебральный паралич, положение семей с детьми-инвалидами очень тяжелое. Никуда не делся туберкулез, который часто возникает от недоедания и от непрофессионального медицинского присмотра. Не случайно его жертвами чаще всего оказываются ребятишки из бедных сельских семей.

— И что тревожно, в селах закрываются фельдшерские пункты.

— И медпункты, и школы. Когда из таких деревень, где все закрыто, детей отрывают от родителей, направляя учиться в райцентр, то их, по сути, превращают в полусирот. Домой они приезжают только на выходные. Кто следит за их здоровьем, если на школу-интернат по штату полагается одна медсестра? Да и уровень районного здравоохранения очень низок: специалистов нет, рентген не работает месяцами. Эта липовая идея со школьным автобусом, она для Америки, где кругом асфальт, хороша, а у нас действует до первой большой лужи или ухаба. Я бы на месте властей вкладывал ресурсы в малые неперспективные села и деревни, чтобы туда правдами-неправдами заманить народ. Сейчас нужно максимально инвестировать средства в детскую медицину, развивая прогностику и диагностику. Еще на стадии развития плода можно исправить многие аномалии. Замечательный кардиохирург Лео Бокерия, которому наш фонд присвоил звание “Рыцарь детства”, выполнил операцию по поводу порока сердца ребенку через час после его рождения! Но это в столичном высокотехнологичном медицинском центре. А сколько российских детей умирают от излечимых сердечно-сосудистых заболеваний по причине недоступности им медицинской помощи.

— Известно, что сложные операции выполняются по квотам, выделенным на регионы.

— Само квотирование — циничная вещь. Наш фонд сплошь и рядом оплачивает детские операции на сердце. Есть программа “Дар жизни”, начатая еще с академиком Бураковским. Мы 600 детей прооперировали в США. Представляете, сколько средств надо? Отправить ребенка с мамой, устроить, оплатить лечение, ухитриться их бесплатно провезти на самолете, потому что билеты стоят сумасшедшие деньги. Я убежден, что квотирование вообще не должно распространяться на детей. Государство обязано распахнуть все свои кошельки, чтобы спасти ребенка и предоставить ему любую медицинскую помощь и вне конкурса.

— Мы говорили о физическом здоровье, а теперь коснемся нравственного здоровья юной генерации россиян. Нынешние дети “не ходят строем”, зато с первого класса пользуются мобильными телефонами, не имеют перед собой примеров для подражания в лице героических персонажей отечественной истории, зато могут с отрочества зарабатывать деньги на мойке автомобилей. Но стали ли они от этого более счастливыми?

— Можно ли в обществе, которое стало более жестоким, где прохожий не обратит внимания на плачущего ребенка и безразлично переступит через лежащего человека, не удостоверясь, что с ним, чувствовать себя счастливым? На его душу обрушивается вся гнусь и мерзость нашего существования. Огромную лепту в эти потоки грязи вносят СМИ, особенно электронные, Интернет, компьютерные игры. Телевидение, которое постоянным фоном жизни присутствует в каждой семье, демонстрирует сцены насилия, порнографии. Какой цензурой от этого спастись? Я вижу выход в формировании у детей мировоззренческой устойчивости против любого зла. В этой работе непременно должно участвовать государство, причем огромными усилиями. А мы уже здесь немало сделали. Есть у нас программа “Духовная защита”. Вот в этой коробке 20 дисков из видеоцикла “Уроки нравственности” — это 20 бесед с выдающимися гражданами России. Цель их — помочь учителю в формировании у школьников представления о моральных ценностях.

— Я прочла вашу беседу с Татьяной и Михаилом Сорокиными из Ростовской области, воспитавшими вместе с двумя своими 50 приемных детей. Меня поразил образ их мыслей, благородство и доброта. Настоящие подвижники! А кто еще герои ваших диалогов?

— Самые разные люди — искусствовед Ирина Антонова, священник отец Анатолий, Герой Советского Союза Валерий Бурков, председатель колхоза Василий Горин, писатель Даниил Гранин, князь Никита Лобанов, ректор МГУ Виктор Садовничий, актер Василий Лановой, путешественник Дмитрий Шпаро...

— Но доходят ли эти “нравственные уроки” до адресатов?

— Мы получили поддержку от Федерального агентства по СМИ, но дальше дело пока не пошло. Нет в обществе заинтересованности в нравственном воспитании молодой смены. Видимо, такой задачи не ставится сегодня. Компьютеризация школ — это, конечно, замечательно, но учитель-патриот, по-моему, важнее. Факт остается фактом: учителя-словесники не возмутились программой, из которой выкинули русскую и советскую классику. Почему от нее изолируют детей? Почему умаляется великий русский язык, без которого нет народа и нации? Литературу вывели из перечня обязательных дисциплин при сдаче школьных экзаменов. И мало какая учительница скажет: как же так, ребята, прожить жизнь и не прочитать “Спартака” Джованьоли, “Два капитана” Каверина и массу других духоподъемных книг, которые человека ввысь устремляли.

Мир оценил русскую литературную классику ХIХ века как величайшее духовное явление, а мы лишаем детей этого сокровища. Наш фонд специально издал три книжки под названием “Заветное” на основе наследия академика Дмитрия Лихачева, писателя Виктора Астафьева и композитора Георгия Свиридова. За каждым из них Монблан мыслей, на который детям без подготовки не подняться. Но им под силу прочитать эти книжки, а вместе они — учебник нравственности. Почему такая борьба развернулась вокруг идеи преподавания в школе основ православия? Ведь нормально, чтобы человек, живущий в России, знал, что такое Пасха и Рождество, что такое наши главные иконы, главные монастыри и храмы, какая история предательства связана со святыми Борисом и Глебом, а история любви — с Петром и Февронией.

— Видимо, человеку будущего гораздо важнее знать о святом Валентине, день которого успешно и быстро внедрен в число российских праздников...

— А я думаю, что для наших детей лучше бы Петр и Феврония. Но высокая духовность, знание отечественной истории, ее культуры сегодня не являются приоритетами. Кому-то надо формировать племя безродных, беспривязных тварей, которых не отличить от животных. В РФ 60 тысяч школьных библиотек, а тиражи детских книг ныне — 5 тысяч, ну 10 — великая победа. То есть литература просто не доходит до учащихся. На Белгородчине мы реализуем проект “Детский мир: грамотность, нравственность, творчество”. Грамотность падает катастрофически, в том числе благодаря Интернету, где специально культивируется ломаный язык. Поэтому фонд для начала взял 20 районных библиотек и все их оснастил компьютерами и хорошими программами по русскому языку, домашними кинотеатрами. Им передано 43 тысячи новых книг. Это прорыв, чтобы в наше время районные детские библиотеки получили разом столько литературы!

97 тысяч школьников 5—11-х классов откликнулись на предложение написать сочинение на тему “История моей семьи в истории моего края”. Я сам читал их ночью и остался в совершенном восторге. 40 победителей конкурса мы пригласим в Москву на неделю “Мир детства”, а их сочинения издадим отдельной книгой. Это будет учебник нравственности, написанный самими детьми. Я даже как-то немного успокоился. Вообще дети лучше, чем мы о них думаем, особенно провинциальные, деревенские. В них высокая духовность и патриотизм. Городские, к сожалению, уже перемолоты. Многие тронуты червоточиной потребительских идеалов.

Что касается ликвидации детской и юношеской организаций, какими были Пионерия и Комсомол, то это большая государственная ошибка. Ну переименовали бы, но зачем же закрывать? В США есть движение скаутов, которым командует американский военный в погонах генерала. Их поддерживают государство и частный бизнес. Из всех президентов лишь один, Рузвельт (по причине здоровья), не был в скаутах.

— В наше время без телевидения ничего не делается, а от нынешнего ТВ детей просто надо ограждать. Эту проблему поднимают многие политики, общественность, но ничего не меняется.

— Я не верю, что власть не может изменить его. Значит, власть не хочет. Почему — отказываюсь понимать. Мы живем по принципу: говорить одно, думать другое, а делать третье.

— На улицах российских городов полно беспризорников. Как их спасать?

— Нужна политическая воля руководства страны. Если советская власть после Гражданской войны в короткое время справилась с этой бедой, то неужели такое дело не по плечу России с ее дождем нефтедолларов? Я расскажу, что делает фонд для избавления детей от сиротства. У нас ведь колоссальный опыт накоплен. Мы структурированная организация с 77 отделениями в России. Еще 20 лет назад при поддержке Совмина СССР нами была создана система семейных детских домов, чтобы питомцы казенных заведений обрели нормальные условия жизни. Увы, в 1996 году постановление Правительства Черномырдина о приемной семье перечеркнуло существование семейных детдомов. Мы руководствовались профессиональным подходом к изведению этого зла. Семье предлагалось взять на воспитание не менее 5 детей. Ну и возникло тогда 500 таких семейных домов в Союзе (из них в России 368), через которые прошли 4 тысячи детей. И все они, за исключением 21 ребенка (по медико-генетическим причинам), выращены, поставлены на ноги, получили образование. Полторы сотни — высшее, другие — полное среднее, техническое специальное. Все завели семьи, нарожали детей. Они состоялись как полноценные граждане.

— Сейчас такое движение продолжается?

— Да, оно не распалось. Но ведь унизительно, когда с людьми заключают договоры, как будто они подрядились взять на откорм телочек или поросят. А я бьюсь за законодательное закрепление профессионального подхода в воспитании детей, за признание труда приемных родителей, за то, чтобы им шел стаж, а по нему оформлялась пенсия. Но этого нет и в новом Законе об опеке и попечительстве. Председатель Совета Федерации С. Миронов признал, что закон несовершенный и что его предстоит доделывать уже в рабочем порядке. Будем надеяться.

— Сколько у нас таких детей?

— Сирот в стране 650 тысяч, из них 250 тысяч живут в домах ребенка, детдомах, школах-интернатах. О так называемых беспризорниках, подчеркиваю, речи не идет. Сейчас власть преследует чисто эмоциональную цель — скорее раздать сирот людям, сделав как бы “родительскими детьми”. Ставка — на материальную заинтересованность. Где-то дают по 5, а кое-где и по 15 тысяч рублей на ребенка в месяц.

— Это же хорошо...

— Да? Это прежде всего соблазн для слабых людей. Ну взяли. Подошло время. Ребенку исполнилось 18 лет, надо решать проблему жилья. Государство дает денег очень мало, а большинству семей это не под силу. Сейчас в субъектах Федерации хлопочут, создают фонды и на какие-то средства покупают жалкие хатенки, но это же не выход из положения. В год вновь выявляется более 100 тысяч сирот. С другой стороны, многие выросли, следовательно, примерно столько же квартир государство и должно предоставлять. Но этого нет.

— Все социологические исследования отдельной группой бедных выделяют семьи с детьми. То есть от малообеспеченности прежде всего страдают дети. Последнее обстоятельство нередко побуждает подростков добывать деньги неправедным путем. Дети легко вовлекаются в организованные преступные группировки. Это ведь тоже большая проблема.

— У нас нет в стране эффективной семейной политики, которая тесно увязана с демографической политикой. Бедность, рост разводов, алкоголизм и наркомания — все это отражается и на детях. Вот смотрите. В России 38 миллионов детей до 17 лет. Но 8-летних уже вдвое меньше, чем 18-летних. При этом масштабы детского сиротства растут. Каждый год прибавляется по 120 тысяч ребятишек. Мониторинг числа впервые выявленных детей-сирот, ведущийся фондом уже 20 лет, начинался с цифры 39 тысяч. Всего за это время зафиксировано 1,911 миллиона человек. Какая судьба их ждет? Они выросли и стали взрослыми сиротами. Это пополнение бомжатника. Однажды из Генпрокуратуры РФ проскочила статистика: 40 процентов выпускников детдомов идут в алкаши и наркоманы, столько же пополняют преступный мир, каждый десятый кончает жизнь самоубийством и лишь 10 процентов социализируются. В поисках детей я бывал на свалках и разговаривал там со взрослыми “генералами” мусорных полигонов. Самое страшное, что они довольны такой жизнью и уже не стремятся вернуться в общество. Это даже не социальное дно, а настоящие отверженные. И этот слой будет пополняться, если власть не возьмет на себя в полной мере заботу о детстве. Но для этого она должна строить социальное государство, как это вытекает из Конституции РФ, а не корпорацию, в которой на первом месте стоит прибыль и снижение любыми путями финансовых издержек.

— Не хочется на такой пессимистической ноте заканчивать беседу. Скажите, вы ощутили в последнее время какие-то импульсы от власти, которые бы позволяли надеяться на улучшение положения?

— Да, ощутил. Власть стала говорить о проблемах детства. А раньше молчала. Сколько я статей напечатал, сколько писем туда-сюда направил. Конечно, власть обеспокоилась последствиями демографического кризиса: надо комплектовать армию, трудовые ресурсы, иметь в виду и западный натиск. Появилась озабоченность и по поводу детей-сирот. Начали повышать нормативы на питание. Хотя иначе с ростом цен нельзя, голодуха начнется. Это явно сформулированное беспокойство власти позволяет питать надежду на то, что государство изменит социальную политику, особенно по отношению к детям. Если, разумеется, оно заинтересовано в своем будущем.

«Российская Федерация сегодня» от 11 июня 2008 года

Беседу вела Людмила Глазкова

 


Журнал "Дитя человеческое"

Этот просветительско-педагогический иллюстрированный журнал Российский детский фонд адресует взрослым - тем, кто призван заботиться о детях, лишившихся родителей, попавших в трудную жизненную ситуацию: директорам детских домов, родителям-воспитателям семейных детских домов, руководителям интернатных учебных заведений, работникам правоохранительных органов, педагогам, врачам, родителям, - всем, кому дороги дети и детство. Журнал публикует материалы о положении детей в России, о правах детей, о программах Российского детского фонда, о работе с детьми в региональных отделениях РДФ, рассказывает об энтузиастах - рыцарях детства. Выходит один раз в два месяца.

Подробнее о журнале


Журнал "Путеводная звезда"

Прекрасно иллюстрированный гуманитарный образовательный журнал для современного юношества. В журнале публикуются лучшие произведения отечественной и зарубежной художественной литературы. "Путеводная звезда" рекомендована Министерством образования России для программного и внеклассного чтения учащихся 6-11 классов. Внутри издания - журнал в журнале - "Большая перемена" - веселые и познавательные материалы о жизни современной молодежи, творчество самих читателей. Издается с 1996 года.

Подробнее о журнале

Журнал "Божий мир"


Иллюстрированный журнал для детей и юношества. Издается по благословению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Его цель – православное воспитание и просвещение. В увлекательной форме журнал рассказывает о тысячелетней истории Русской Православной Церкви, о нашем отечестве – его духовной основе культуре и искусстве. Материалы «Божьего Мира» могут быть использованы на занятиях в православных гимназиях, в школах – воскресных и общеобразовательных, для чтения в семейном кругу. 

Подробнее о журнале