"Защитим Пушкина и русскую литературу"

Выступление на VIII Международных Лихачевских научных чтениях, Санкт-Петербург, 22 мая 2008 года

 

Уважаемые коллеги, я полагаю, Лихачевские чтения в Петербурге это то самое место, где надобно сообща возопить в защиту литературы в школе.

Сам Дмитрий Сергеевич – бесспорный праведник древнерусской литературы, неподкупный интеллигент в самом безупречном смысле слова. Петербург – град Пушкина, и остановимся на этом, ибо этим все сказано. Лихачев о Пушкине выразился так: «Нам необходимо пройти хоть немного вместе с Пушкиным по путям, оставленным им для нас в своей поэзии. Он служит нам и в любви, и в горести, и в дружбе, и в думах о смерти, и в воспоминаниях. Это первый поэт, который открывается нам в детстве и остается с нами до смерти».

Но вот над Пушкиным и всем, что есть литература, образовательное псевдоумие занесло дубину. Нечто медузообразное, называемое Минобрнауки, народило чудище, нареченное «Фундаментальное ядро содержания общего образования», которое отражая литературу в гуманитарный цикл вкупе с иностранным языком, географией, историей, обществознанием и искусством, базовым школьным предметом ее не признает.

Ими – вдумайтесь! – остаются русский язык и математика. Но ведь русский же язык невозможен без литературы, как и русская литература без русского языка.

Приведу знаковые показатели. Летом прошлого, 2007 года, единый госэкзамен сдало 869 тысяч выпускников. Из них только 909 получили наивысшие 100 баллов. А по литературе – во всей стране – только 9 человек из 9400, то есть 0,001% .

Литература, несмотря на некое словесное припудривание, выбивается из экзаменационных предметов. Учить наизусть стихи Пушкина учителя нынче советовать не решаются, министерских лицензий нет, и я лично свидетельствую: во многих и многих городах и весях русские дети о русском Пушкине толком не могут связать и трех фраз.

А Лихачев писал: «Русская классическая литература – это грандиозный диалог с народом <…>. Это обращение к совести читателей».

Выходит, кто-то и где-то, как всегда во времена тщетных домашних уборок, строит стену между обращением литературы и совестью народа.

Но кто спросил об этом тот самый народ?

Нынешней весной Детский фонд в рамках своего проекта, названного «Мир детства: грамотность, нравственность, творчество» провел в Белгородской области сочинение «История моей семьи в истории моего края». В нем приняло участие – вдумайтесь – 90.000 детей с 5 по 11 класс, на первом, межшкольном, уровне объявлено 8000 победителей, а в окончательном финале 500. Я читал эти сочинения! Сколько в них нежности к своим родителям, к бабушкам и дедушкам, к предкам дальним. И какой чистый родник детского мира вновь открылся мне. И ведь все это рядом с блогами, с вульгарным речеванием больших городов, со слэнгом, нынче англоманским противо францзского во времена Пушкина и Грибоедова.

Смею уверить всех нас: дети-то хотят читать, сострадать героям литературы, возвышаясь душой. Но их хомутают, стреножат, как жеребят, и ржать-то даже научают не по русски.

Дорогие единомышленники! Без чистоты языка нет ясности помыслов, без душевного раздумья, что есть литература – классическая ли, современная ли, душа пуста. Быдлизация всей страны должна быть приравнена к порушению национальной безопасности, к бессопротивленческой сдаче врагу. Как говорил Лихачев: «Нация, которая не ценит интеллигентность, обречена на гибель».

Практически я предлагаю: сформулировать краткую резолюцию нынешних Лихачевских чтений для Президента, Председателя Правительства Российской Федерации, может быть, Общественной палаты – с протестом против исключения литературы из базовых предметов школьного курса.