22 048 971 118 ₽
Иконка мобильного меню Иконка крестик
1 июня – Международный день защиты детей
1 июня – Международный день защиты детей
Помогите детям-сиротам, детям-инвалидам и детям из малообеспеченных семей познакомиться с культурой по ежегодной программе «1 июня - Международный день защиты детей».
Дорога к здоровью: помогите программе «Мили доброты»
Дорога к здоровью: помогите программе «Мили доброты»

Благодаря этой программе малоимущие семьи могут отвезти своего ребенка-инвалида на лечение, чтобы избавить его от серьезной болезни или хотя бы облегчить ее течение.

Начеку!
Начеку!
С февраля 2022 г. по август 2023 г. в результате боевых действий, в том числе от мин было убито 549 детей. В результате боевых действий ранено 1166 детей. Российским детским фоном создана программа, которая будет обучать детей рискам, исходящим от боеприпасов взрывного действия.
Помощь программе

Российский детский фонд продолжает собирать гуманитарную помощь для эвакуированных детей из Донецкой и Луганской народных республик и детям на территориях этих республик в зонах боевых действий.

Программа
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • водители
  • фасовщики
  • грузчики
  • медики
  • менеджеры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • дизельные генераторы от 3 квт
  • тепловые пушки
  • батарейки АА
  • батарейки ААА
  • газовые обогреватели
  • газовые балончики к обогревателям
  • спальники зимние влагозащитные
Кому помочь
Помощь программе

Российский детский фонд продолжает собирать гуманитарную помощь для эвакуированных детей из Донецкой и Луганской народных республик и детям на территориях этих республик в зонах боевых действий.

Программа
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • водители
  • фасовщики
  • грузчики
  • медики
  • менеджеры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • дизельные генераторы от 3 квт
  • тепловые пушки
  • батарейки АА
  • батарейки ААА
  • газовые обогреватели
  • газовые балончики к обогревателям
  • спальники зимние влагозащитные
Статьи

Интервью председателя РДФ Дмитрия Лиханова на радиостанции «Говорит Москва»

Дата новости 03.06.2024
Количество просмотров 34
Автор статьи Андрей Бинев Радиостанция «Говорит Москва»
Интервью председателя РДФ Дмитрия Лиханова на радиостанции «Говорит Москва»

Ведущий: Здравствуйте. Я рад вновь представить вам своего старого друга и своего постоянного собеседника Дмитрия Альбертовича Лиханова. Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий Лиханов: Здравствуйте!

Ведущий: Или может быть так и останемся на «ты» вообще, да?

Дмитрий Лиханов: Ну как это? Знаешь, вот в советское время, я помню, на радио все-таки говорили «на вы».

Ведущий: Да, было такое, да.

Дмитрий Лиханов: И это правильно, это проявление такого…

Ведущий: Уважения к слушателю.

Дмитрий Лиханов: И к слушателям тоже, конечно. Потому что мы с тобой будем на «ты», а в эфире будем на «вы».

Ведущий: А, давай. Хорошо. Да?

Дмитрий Лиханов: Хорошо.

Ведущий: Да, я согласен. Отлично. Собеседник Дмитрий Альбертович Лиханов. Он журналист, писатель. В 2022 году он возглавил общеороссийский общественный боготворительный фонд «Российский детский фонд» и председателем является общеороссийского общественно-государственной организации «Фонд защиты детей». Он автор очень многих произведений литературных, в том числе одной из которых очень прогремел — «Звезда и крест». Он вообще получил за него очень много литературных премий, даже и не буду их всех перечислять. И автор пяти литературных произведений, кроме этого, даже и больше, и прозы, одно из которых переведено на испанский язык и даже издан в Колумбии. Вот такое даже случилось в его жизни литературно, да?

Дмитрий Лиханов: Да, да, да.

Ведущий: Да, вот он подтверждает это. Документальные фильмы, исследовательская и расследовательская работа – это все он. Но главное, о чем я сейчас сказал, это вот фонды, Российский детский фонд. И предстоящая, очень скоро, дата, 1 июня, это Международный день защиты детей, этому детству в нашем очень-очень непростое время, и будет посвящен наш разговор Дмитрием Альбертовичем Лихановым.

Ведущий: Дмитрий Альбертович, известно, что дети раньше времени взрослеют, когда понимают, что жизнь, а значит их детство дается им без ожидаемых радостей и без уверенностей в том, что они получат все то, что им полагается вообще-то. Потом они взрослеют, оглядываются назад и уже совсем по-другому судят о том, были ли счастливы или напротив лишены того, что выпало их родителям в свое время. Что составляет их счастье? На мой взгляд, это безоблачное ощущение того, что они защищены от всех неприятностей, уж не говоря о горе и страданиях в окружении своих родных или тех, кто посвятил им жизнь, если нет родных. Такое тоже случается. Можно ли сказать, что главная забота взрослых, в том числе тех, кто посвятил свою жизнь детям, это их защита? И вообще, от кого и от чего? Это уже к вам вопрос.

Дмитрий Лиханов: Андрей Петрович, я, конечно, думал об этих вопросах и сейчас я, пожалуй, с вами соглашусь лишь отчасти, поскольку свойства человеческой сущности любого человека вне зависимости в каких условиях он жил – жил ли он в прекрасном дворце на берегу Синего моря, или он жил без папы, без мамы в приют – или он жил в подвале под грохотами снарядов. Все равно детство останется, детство и юность, конечно, останутся самыми лучшими и светлыми днями его жизни. Он всегда будет вспоминать это время по-особенному, с особенным чувством, с особенной ностальгией, с любовью к тем людям, которые в то время его окружали. Если те, кто окружали этого маленького человека, они были, ну скажем так, неправы. Хотя, конечно же, память человеческая будет выхватывать самые, может быть, простые, с одной стороны, ничего незначащее для других людей моменты, но для этого человека мгновение, с которыми он и ассоциирует понятие счастья. Почему это происходит? Я думаю, происходит это, конечно, чисто по физиологическим причинам, потому что человек растет, человек развивается, у него много энергии, много гормонов, которые делают свое химическое, биологическое дело, но, конечно же, еще и не только в этом, а в том, какие трансформации происходят в детской душе. Отвечаю на вопрос защищать, защищать ли детей? И от кого защищать? Я в последнее время прихожу к неутешительному выводу, что защищать, конечно, их надо, но защищать от того, ну как назвать это, от того темного часто, хотя и каржущегося сладким влияния, которое на детей оказывает взрослый мир. Мир, в котором живут и его родители, и вообще взрослые люди. Потому что, вот, посмотри, даже дети, которые… У меня есть пример, я не буду называть, откуда эта информация, но, в общем, у меня есть такой пример о жизни очень богатых детей в нашей стране. Ну, детей олигархов наших крупных… политиков, чиновников, кремлевских, многих, десятков. Я хочу сделать такой неутешительный для их родителей вывод, что эти дети в большинстве своем несчастны, глубоко несчастны, потому что родители по понятным может быть причинам посвящают себя своим делам, но чаще деньгам, что тоже не самая светлая цель в жизни человека. И забывают при этом о самых близких. Дети их порученные нянькам, теткам, гувернантам, водителям, охранникам, кому угодно, но только не родителям. И они начисто лишены родительской любви и родительской опеки. Есть, конечно, я не говорю про всех, есть, конечно, счастливые исключения нормальных совершенно родителей. Родителей, которые имеют должность и имеют сердце в груди, да? Но таких историй меньшинство, когда дети видят эту любовь и внимание родителей, но в большинстве своем они этого лишены. Это я говорю про те семьи, где деньги, в которых деньги в приоритете даже одна девочка, я не буду назвать, естественно, ни фамилию, ни имя, но она сказала, мол, какие проблемы у нас? У нас все есть, у нас есть деньги, и это главное. То есть человек уже сделал для себя там в 11-12 лет уже все конкретные выводы по поводу будущей жизни. Ты знаешь? Извините, Андрей Петрович, вы знаете...

Ведущий: Ну давай как получится, давай.

Дмитрий Лиханов: Да, да, да. Вы знаете...

Ведущий: Это игра в такую игру странную.

Дмитрий Лиханов: Я тут слушал одно радио, ну не ваше, конечно, в машине. И там есть такой джингл, заставка, которая меня потрясает. Меня трясет, когда я слышу каждый раз. Они говорят так, в этом мире все решают амбиции и деньги. Вот это просто заявляется на всю страну. Так если вот это всё детям внушать, что всё решают амбиции и деньги, кем они вырастут? Кем воспитывают их, так сказать, и пропаганда, и родственники старшие, и политическая конъюнктура, и система образования? Если вот в таком тренде это всё будет развиваться, мне очень жаль наше будущее поколение, потому что оно вырастет несчастным, безусловно несчастным. Конечно, кто-то из них осознает, что это всё неправильно, и в общем, в жизни у человека другие ценности, помимо денег и амбиций. Но боюсь, что большинство проглотит и воспримет это как установку к действиям.

Ведущий: Вот сейчас шла речь о детях, которые состоят из очень состоятельных семей. Но вот такая же ситуация, в общем, совпадает даже с семьями, которых просто не хватает денег, чтобы жить до конца месяца.

Дмитрий Лиханов: Безусловно.

Ведущий: И там тоже дети лишены родительской опеки, потому что родители должны добывать эти уже копейки. Я не говорю о миллиардах, о которых только что было сказано. Вот какие-то копейки. И эти дети тоже предоставлены самим себе, но они мыслят иначе, они не говорят о том, что есть деньги, есть всё. Хотя, может, они так бы хотели сказать, потому что они не знают, что такое деньги, которые защищают их, которые создают для них будущее. А ведь речь идёт о защите. Я ведь не случайно спросил о том, от кого и от чего защита. Понимаешь?

Дмитрий Лиханов: Вообще ты знаешь, я как человек, выросший в советское время, человек, для которого понятие деньги, конечно, в детстве существовало. Но это не был главный смысл жизни. Главное было выучиться, вырасти, чего-то достигнуть в жизни, кем-то стать, состояться. Не было желания много заработать. Это мысль, это философия денег. Она ведь пришла к нам в 90-е годы, когда произошла смена парадигма развития общества. И сейчас ничего не изменилось. Это парадигма, как была в 90-е годы, так и осталась. И она продолжается. И я-то, честно говоря, надеялся, что когда начнется спецоперация, то и цели как-то поменяются у нашего общества в развитии его. Но нет, никто не сказал, что «Ребята, вы знаете, вот мы попробовали в 90-х годах, ошиблись». Давайте мы пойдем по другому экономическому пути. И путь, кстати говоря, экономический и политический, путь развития нашего общества, вот он так и не определился. У нас в Конституции написано, что у нас идеологии нет. И ее действительно нет. Возникает, в связи с этим очень много вопросов. И вопрос для меня главный – за что мы воюем? Я понимаю, что мы сейчас находимся в кровавой схватке с Западом, но дело ведь не только в этом. Человек должен идти со словами в бой, я имею в виду, в последний бой, возможно, в своей жизни, с какими-то важными словами, с мыслями за которую он отдает свою жизнь. Но не за деньги же, правда, в конце концов. Я скажу тебе одну тяжелую мысль, не знаю, может быть, ты вырежешь ее.

Ведущий: Я ничего не вырезаю. Никогда.

Дмитрий Лиханов: Но вот один парень, я тут с ним встречался в Питере, когда мы с тобой встречались.

Ведущий: Ну, там университет был, были лекции.

Дмитрий Лиханов: Я в тот же день с утра завтракал с одним парнем из Вагнера, Он сейчас уже в Питере живет, он сам питерский, бывший заключенный. Служил, у него отдельная интересная история, но дело не в этом. Он мне сказал одну, ну, такую, знаешь, я как писатель собираю все это для своей будущей, надеюсь, книги. Он мне сказал такой эпизод, один очень короткий, но меня поразивший до глубины души. Он рассказал про одного лейтенанта, молодого парня, лейтенантика, который поднимал всех своих ребят в бой словами «ребята, в бой, я сделаю вас миллионерами». Это жутко. Вот для меня, для человека советской формации это звучит жутко. Кстати сказать, он там положил много этих ребят. Миллионеров будущих. Потому что это не есть то, за что нужно умирать. За Родину, за Сталина можно, да, понятно. А тут за миллионы, ну вот так вот.

Ведущий: Вот ваш отец всего себя посвятил детскому вопросу в самом широком смысле этого. Он автор совершенно замечательной книги о детстве. В тревожные, в самые трагические годы, наши и без того нелегкой истории, известные нам. Вот рассказать хорошо бы об этом, ведь вы в детстве, в вашем случае, счастливым, безопасным, были невольным свидетелем того, что беспокоило Альберта Анатольевича до самого конца его жизни.

Дмитрий Лиханов: Ну, ты знаешь, я бы немного разделил то, о чем отец писал в своих книгах. Это одна тема очень большая, и которая, я уже об этом много говорил, она получила такую новую коннотацию в новых условиях. Он писал о детях войны. То, что ему было близко, он сам был ребенок войны. Он родился в 35-м году. Так что, когда война началась, ему было 6 лет. Но он всю войну прожил, хотя и в тылу, но в переживаниях за отца, который был на фронте, за маму, которая сдавала кровь, чтобы получить кусочек масла и отдать ему этот масло, чтобы он... Ну, в общем. Все были дети не очень сытые, мягко говоря. Это часть, та забота и та тема, которую он всегда писал, и она его волновала до последнего дня. И последняя его книга, которая уже вышла, он написал ее до, но вышла она уже после его кончины, рассказывает про жизнь военной коммуналки и про то, как одни офицеры приходили с орденами, другие пропадали. В общем, эта повесть вышла после него. Но эта тема сейчас, когда идут боевые действия, она получила новое звучание, потому что появились новые дети войны. Посмотри, по сути, появилось большое количество детей, у которых вот сейчас отцы воюют, уходят на фронт. Неизвестно, вернутся или не вернутся, вернутся какие, вернутся многие с ранениями. Многие с ногами, руками оторванными. И эти дети ведь без слов, мы не можем залезть в их шкуру, но представить себя совершенно отчетливо можем по тем книгам, которые писал отец, потому что он писал точно о таких же переживаниях, которые они испытывали. Да, дети были другие, но все равно ребенок тоскует по отцу или по брату, который находится на войне, переживает за него, я уверен точно так же, как делал его сверстник в 1943 и в 1944 году. Другая тема, которой он занимался уже практически – их было тоже несколько. Во-первых, вот об этом сейчас уже мало вспоминается, потому что, ну, как бы дело уже сделано. Он в свое время объединил, и это объединение состоялось в Киеве. Он объединил и поднял в первую тему малолетних узников Великой Отечественной войны, потому что, ведь огромное количество детей вместе с женщинами были угнаны в Германию, находились там кто в концлагерях, а кто на работах, как рабочие, как дешёвая рабочая сила. Таких были к тому времени, когда отец занялся этой темой тысячи, и проблема заключалась в том, что они не имели статуса участника войны, хотя пережили в счастливом, как оказалось бы, нежном возрасте самые большие тяготы. Я помню рассказы некоторых из них о том, как у них там забирали кровь, как при них убивали их близких в концлагерях. Они пережили ад в 5-6-летнем возрасте. И их никто не видел. Отец... Устроил, организовал при их помощи, конечно, съезд в Киеве, куда приехало несколько тысяч человек и было создано общественное движение малолетних узников войны, которое с благодарностью вспоминало и по сей день вспоминает Альберта Анатольевича. Они все теперь имеют статус участников войны и это справедливо. Они, соответственно, получают соответствующие льготы, что тоже справедливо, как дань памяти тем мучениям и страданиям, которые они пережили в своем детском возрасте. Это следующая тема. Другая тема. Отца всегда и в том числе в его литературе волновали сироты. И, собственно говоря, именно с сирот начался Российский детский фонд. Я прекрасно помню это начало, потому что, ну, отец брал еще несколько раньше, когда он работал в газете в кировском Комсомольском племени, и когда они провели такой социальный что-ли эксперимент, когда на день, на выходные раздали детей из детского дома после письма молодой учительницы, которая там работала, в семьи. И что из этого вышло? На основе этой истории, собственно говоря, была написана повесть «Благие намерения». А вот я помню, когда мои родители вместе со мной, кстати, переехали в Костромскую область, там был такой молодежный лагерь Волгарь, была зима, и они вместе с группой какой-то молодежи, они тогда были молодые люди, сорока лет не было, они пошли через Волгу пешком, заснеженную, заметенную снегом Волгу, на той стороне был детский дом. Совершенно убитый, деревянный, с очками вместо туалетов, в которых сквозняк был, и эти дети должны были туда ходить. Со совершенным отсутствием какой-либо гигиены, одежды и всё. В общем, было полное запустение, и эти дети, несчастные, жили в этом, фактически, сарае. Тогда, конечно, отца это все всколыхнуло и тема детских домов заняла важное место в его судьбе, в его жизни. И он начал эту тему изучать, начал ее пробивать через Совмин, через помощников генерального секретаря Черненко и вышел таким образом на идею создания в Советском Союзе Советского детского фонда. Вот началось все с этого.

Ведущий: Сарая с этого.

Дмитрий Лиханов: С этого сарая на другом берегу Волги, в Костромской области.

Ведущий: Вообще влияет ли политика на детскую жизнь? Вносит ли она изменения в понятие детского счастья? О слезинке ребенка, которая стоит проблем, вообще-то, всего взрослого мира. Это крылатое выражение из романа Федора Достоевского «Братья Карамазовы», напомню, там, где Иван Карамазов беседуя со своим братом Алешей – он был послушником монастыря, говорит о своем неприятии бога, допускающего страдания невинных детей, противопоставляя именно «Слезинку ребенка» грядущей мировой гармонии и отвергая гармонию, достигнутую именно такой ценой. Выражение обычно используется когда речь идет о соотношении целей и средств, отрицания попыток оправдать страдания невинных людей во имя тех или иных высоких целей. Это я процитировал так, как это выражение определено в Википедии. С этим можно, конечно, и не соглашаться, но все же за этими драматичными понятиями стоит философия великого писателя и я бы сказал нашей жизни. Поговорим об этом. Итак, влияет ли политика на детскую жизнь, вносит ли она изменения в понятие детского счастья и не забудь про слезинку ребенка.

Дмитрий Лиханов: Ну, я бы довел эту крылатую фразу Федора Михайловича до апогея некого, да? Вот давай подумаем с тобой, рассуждаем вместе. Смотри, Палестина, богоизбранный народ, по Библии, уничтожает, уничтожил несколько тысяч уже детей, которые находятся в секторе газа.

Ведущий: Надо заметить, что в ответ на то, что сначала сделали террористы арабские, палестинские, я бы вот это не отменял бы.

Дмитрий Лиханов: Но тем не менее. Понимаешь, несколько тысяч слезинок и трупов уничтожает богоизборный народ. Это история сродни ветхозаветным катаклизмам, которые происходили на той же земле. Мне сложно это и как писателю, и как человеку, который занимается детьми, как-то оправдать. Я не могу оправдать, даже если были террористы, даже если они со своей стороны убили несколько детей, в том числе и детей. Но я не могу оправдать вот такое массовое убийство детей в секторе газа. Не могу.

Ведущий: Это подтверждено вообще-то? Есть в этом документальное подтверждение?

Дмитрий Лиханов: Ну конечно, конечно. Там в основном дети, там в основном дети. Сейчас их всех согнали в Рафах и… Сейчас будет еще больше жертв, потому что им граница с Египтом перекрыта. Фактически бежать некуда и скрыться некуда в этих лагерях беженцев творится я представляю что, гуманитарка тоже не доставляется. Я там сам не был. Я говорю, потому что вижу в новостях. Но, конечно, вот говоря о слезинке ребенка. Я тебе расскажу еще одну историю. Она уже, так сказать, происходит на нашей земле. Вот я был в Первомайске недавно, в Луганской области. Встречался с тремя детьми, с четырьмя детьми. Все они живут в зонах, ну, близких, прифронтовые зоны. Первомайск это не прифронтовая, но вот Лесичанск, близко к Белогоровке, недавно освобожденной, буквально вчера-позавчера. Это Рубежное, которое обстреливается. Ну, в общем, это близко от линии фронта. И вот я этим всем детям задал один и тот же вопрос. Что для тебя значит война? Все по-разному говорят. Были из них два мальчишки, которые рассказывали об этом, ну, так как рассказывают мальчишки, как о чем-то увлекательном, да? Приключение. А вот две девочки из Первомайского, у них отец пошел воевать в 14-м году сапером, потерял обе ноги. Но редкий случай для военного человека, когда он мог бы быть комиссован, а тут он остался и решил продолжать служить и до сих пор служит. Вот у него 8 детей. И вот я когда спросил этих девочек, они начали говорить. И вдруг обе зарыдали. Просто зарыдали, понимаешь, в голос. И я понимаю, что они хотя не совсем близко находятся от фронта, но вот отец их потерял ноги. Но вот что должны были испытывать эти девочки, одна в семь лет, другая в одиннадцать, чтобы вот так просто в голос рыдать на простой вопрос, что значит для тебя война?

Ведущий: Вот это и есть влияние политики на детскую жизнь, о чём я спрашиваю. Какие она изменения вносит в понятие детского счастья?

Дмитрий Лиханов: Конечно, огромные, огромные, огромные.

Ведущий: Это вот твой ответ. Это ответ этих девочек.

Дмитрий Лиханов: Да, понимаешь, конечно, политика, не знаю, происходит ли это когда-то или нет. Думаю, что нет. Ну, предполагаю, что нет. Возможно, я ошибаюсь. Что когда принимаются те или иные политические решения, чтобы учитывался детский фактор, чтобы учитывался как это решение отзовется на судьбах детей, которые населяют нашу страну в данном случае, или любую другую страну, если мы говорим о международной политике. Конечно, важно, чтобы слезы ребенка не проливались, особенно если этого возможно как каким-то образом избежать.

Ведущий: Что такое воспитание чужих детей? Это во многом, а порой даже в главном отличается от воспитания своих детей, даже внуков. Потому что они обеспечены, свои дети, потому что перед ними пример родителей и достойных родителей, своих родителей, то есть бабушек, дедушек, потому что они под нашим надежным крылом. А вот чужие… Я всегда с глубоким уважением отношусь к людям, которые берут на воспитание детей, лишенных любви и внимания, иногда даже с рождения, сирот или брошенных родителями. Но все равно речь идет, во-первых, не о многих таких случаях, а во-вторых, о детях, которые не могут рассчитывать на усыновление, удочерение, а остаются на попечении государственных учреждений. Это уже не точная забота, а общая для них. Ну давай об этом поговорим, потому что это касается твоего фонда.

Дмитрий Лиханов: Есть такая библейская истина, которая звучит, ну я не точную цитату приведу, но смысл будет понятен, что если ты пригрел и воспитал сыроту, то ты… попадешь в лучшие миры совершенно тебе, путь туда гарантирован. Конечно, если ты это делаешь с чистым сердцем, и с душой, и отдаваясь полностью этому этому непростому, безусловно, делу, и посвящаешь этому, собственно говоря, всю свою жизнь. Я тебе хочу сказать, что, к сожалению, к моему, это не всегда столь чистое дело. Потому что у нас есть система опеки и попечительства, и многие дети, вернее, семьи, особенно если они берут на свое попечение ребенка больного с тяжелыми заболеваниями, они получают от государства за это поддержку финансовую. Таких случаев это не секрет. Многие семьи, и это не секрет, прельщаются в данном случае не тем, чтобы спасти эту душу, а тем, чтобы заработать.

Ведущий: Финансовые процедуры. Вот это самое интересное для таких людей.

Дмитрий Лиханов: Они либо возвращают обратно это ребенка, потому что понимают, что ни за какие деньги они этого не хотят. Либо, если они все-таки выдерживают, то они продолжают это делать. И относятся и к ребенку, и часто к тому, что он у них находится как к своему, так сказать, новому делу. Огромное количество людей, которые… Я бы сейчас вот меньше всего хотел эту тему как-то запятнать, но огромное количество и большинство, конечно, семей, когда это делается от чистого сердца и по велению сердца.

Ведущий: Я знаю таких людей в моем окружении.

Дмитрий Лиханов: Да, я знаю прекрасно, огромное количество их. Причем иногда диву даешься, как у них сил хватает, потому что иногда это большие семьи. Альберт Анатольевич создал и придумал придумал понятие семейных детских домов, когда это фактически становится работой. Но работой со всеми, так сказать, не только с оплатой, но и с пенсионными начислениями родителям когда они выходят на пенсию, с отпусками, ну в общем, со всем, что человеку положено по работе. Но это все получается только тогда, когда человек выражает желание взять 5 и более детей. Сейчас сколько угодно, а в семейных детских домах пять и более. Это осознанное решение, понимаешь? Это уже, так сказать, понимание того, что ты до конца дней будешь этим заниматься. Я встречал такие семьи и в Беларуси, где эта тема была расширена, и там была система, когда семейные детские дома через 15 лет им строили, выделяли землю и строили коттеджи, где эта большая семья могла жить. И через 15 лет их жизни в этом доме, это переходило им в собственность. Это тоже правильное решение, которое в Российской Федерации, к сожалению, не реализовано. Но вот эта поддержка семей, поддержка вот этих добрых людей, для которых это в первую очередь веление души, во вторую уже очередь какая-то финансовая поддержка, это очень важно. И это то, что может действительно проблему сиротства в нашей стране как-то попытаться решить и вывести детей, которые находятся в сиротских учреждениях, на которые тратятся огромные деньги финансовые, государственные, бюджетные средства. Вот эти деньги... привести в нужное для этого ребенка состояние, для его благополучия. Конечно, в семье, даже если мама биологически не родная, а приемная, все равно эти ребята относятся к ним, к этим женщинам и мужчинам, которые их воспитывают с очень большой любовью, называя их часто мамами и папами, но вместе с тем, вот тоже свойство человека, детской души, всегда вспоминая родных матерей.

Ведущий: Вот сейчас идет такой вот процесс, он ни шатко, ни валко двигается, но тем не менее он двигается. И это как бы радует. Идет вот в связи с событиями на Украине, идет обмен детей. То там шестерых, то одного сюда, шестерых, туда. Что это такое? Вот сможешь это вот объяснить? Вот как это все происходит?

Дмитрий Лиханов: Я не вовлечен в процедуру обмена. Я не могу сказать наверняка. Но принципиально я согласен с этим. Это так и должно быть, потому что, безусловно, любые боевые действия, тем более такие масштабные, вносят сумятицу в гражданское население, которое находится там, где идут боевые действия. Потому что нужно кого-то срочно забрать, увести, привести. А если ты помнишь, примерно за два месяца, то есть, это январь 22-го года вывезли сразу несколько десятков детских домов из Луганской и Донецкой области, вывезли в Ростовскую область, в Воронежскую область. И мы сами направляли психологов туда с факультета психологии, с тем чтобы с ними разбирались, потому что их увозили очень быстро. Час на сборы и увозили. Вот теперь нужно разобраться, потому что у многих остались родственники там, конечно. Я знаю случай, когда девочку отправили в лагерь. Под Изюмом было дело, когда Изюм еще был наш. Это 22-й год, по-моему. девочку отправили в лагерь к нам, и потом фронт сдвинулся, и никакой связи нет. И родители не знают, что с ней, не дозвониться, не понять, где ребенок. Конечно, это экстремальная ситуация...

Ведущий: Чем закончилось для нее это?

Дмитрий Лиханов: Я не знаю, чем закончилось. Я на тот момент знал, что такой случай был, что родители отправили ребёнка в лагерь и не могли его найти. Но я считаю, что, конечно же, родители должны, неважно, где они находятся, в России или на Украине, получить своих детей обратно. Ну а как?

Ведущий: Вот да, кто бы спорил.

Дмитрий Лиханов: И это отдельная работа уполномоченного по правам ребёнка, которую делает Мария Алексеевна, у полномоченного правого человека, эти вот обмены, и очень правильно, что Мария Алексеевна это делает. Хорошо, что она взялась за это.

Ведущий: Это нужно. Сколько же усилий для этого требуется. А вот о твоих поездках в горячие точки, где страдают не только взрослые, которые, ну, все-таки чаще всего могут себя защитить, а дети…

Дмитрий Лиханов: Уехать могут сами.

Ведущий: Да, ну, в конце концов, могут себя защитить. А дети – беззащитные существа, которым просто не на кого надеяться, кроме как на тех же взрослых. Порой очень и очень занятых людей. Вот твои поездки туда.

Дмитрий Лиханов: Ну, занятых-то занятых, понимаешь, но иногда просто нет возможности, нет сил у этих взрослых что-то сделать. Я их не осуждаю, потому что... Ну вот я видел и взрослых, и детей, хоть в Лисичанске хоть в Северодонецке. Вот сейчас я был в Рубежном. Встретил семью такую, значит, мальчику 10 лет, Никита. Они живут с дедом в чужой квартире, потому что их дом разбило, жить им негде, и местные власти дали пустующую квартиру. Вот они в этой квартире, в бетонной пятиэтажке живут. У Никиты такая история. Значит, отец его где-то в Черкасской области, но с детства он его не помнит, ни разу не видел. Мама умерла, когда ему было два года. Он остался здесь жить с дедушкой и бабушкой. И бабушка умирает в этом году, в феврале. Остался дед. У деда пошел тромб, плохо сделали операцию, отрезали ногу. Вот этот безногий дед, мальчик 10 лет, который взял на себя обязанности главы семьи. Потому что он понимает, что дед не может, он уже не способен просто физически это все делать.

Ведущий: У меня внук 10 лет, я просто, у меня просто сердце сжимается. Могу себе представить, что это такое. Мальчик 10 лет, глава семьи.

Дмитрий Лиханов: Глава семьи мальчик, да. Понимаешь? Вот они...

Ведущий: Сердце сжимается, понимаешь?

Дмитрий Лиханов: Он ходит в магазин, он бегает там мусор вынести, ну, в общем, все, что нужно...

Ведущий: У него нет детства у этого мальчика вообще-то.

Дмитрий Лиханов: Это взрослое детство, он взрослый мужик. Я ему сказал, ты взрослый человек, Никита. Ты уже в 10 лет взрослый человек. Мы с ним сидели у них, достаточно такая, знаешь, грязная кухонка, телек работают.

Ведущий: Да некому убрать даже.

Дмитрий Лиханов: Ну конечно.

Ведущий: Женщины нет в семье.

Дмитрий Лиханов: У него кровать без белья, такое там серое белье, матрас один фактически. Но лежит тетрадка, уроки делает еще ведь, ему надо еще и учиться.

Ведущий: Да, в четвертый класс переходить, не знаю, в третий.

Дмитрий Лиханов: И он еще зарабатывает. Потому что пенсия дедушки 13 тысяч. Никита, значит, получает, как иждивенец, еще три тысячи.

Ведущий: Да, много.

Дмитрий Лиханов: 16 тысяч, при том, что за коммуналку-то они все-таки должны платить в этой квартире. Вот они платят еще коммуналку, но Никита с гордостью говорит – «я зарабатываю». Как он зарабатывает? Очень просто. Он идёт на блокпост, где проходят наши солдатики. Стоит там, машет им, честь отдаёт, ну вот такие всякие формы, так сказать, одобрение проявляет, что ли. Ну и солдатик, кто там, 500 рублей даст, кто 1000 рублей. И вот Никита вот говорит, я заработал в прошлом месяце 8 тысяч. Он еще и деда кормит, понимаешь? Вот счастливое это детство у него или нет? Я думаю, что когда ему будет лет 30, он…

Ведущий: Если доживет.

Дмитрий Лиханов: Ну, думаю, доживет.

Ведущий: Я очень надеюсь.

Дмитрий Лиханов: Он, знаешь, он такой активный…

Ведущий: Прошу прощения за это, за мою реплику эту.

Дмитрий Лиханов: Он очень активный и очень такой, знаешь, жизнерадостный. Он любит своего деда, он к нему жмется. Видно, что он такой, знаешь, с любовью относится.

Ведущий: Ласковый мальчик.

Дмитрий Лиханов: Ласковый. И вместе с тем очень активный. Вижу, как много на себя взвалил. Я думаю, дай ему бог сил и здоровья. Мы, когда приехали в Москву, я эту историю рассказывал своему духовнику. Он говорит, слушай, мы от храма хотим денег послать этой семье. Вот вчера послали им, отправили пятьдесят тысяч. Ну, немного, конечно, но все равно как-то жизнь их полегче станет. Правильно? Чуть-чуть. Ну… Вот такими пожертвованиями, конечно, судьбу не изменишь, но чуть-чуть им как-то полегче будет этому Никите, деда своего тащить и многим другим десяткам ребятишек, которым мы помогаем. Я вчера читал сводку, мы уже почти полторы тысячи тонн помощи всякой отправили, примерно на полмиллиарда рублей.

Ведущий: У нас остался опять одна минута вот этой части разговора. И мне хотелось, чтобы ты рассказал о своих новых литературных постежениях или о том, что ты пишешь. У тебя все-таки многоопытное перо и много опыта. Уже очень многое вышло, и выйдет опять.

Дмитрий Лиханов: Спасибо тебе за этот вопрос. Я сейчас закончил, издал в издательство сборник рассказов своих, которые я назвал очень просто и с одной стороны, и с другой стороны эпически. называется эта книга «Жизнь и смерть русского человека». Она выйдет, надеюсь, в этом году в виздательстве Проспекта.

Ведущий: Моим собеседником, который в разговоре, выжимает просто-таки слезу, вот весь этот разговор, журналист и писатель, глава общероссийского общественного благотворительного фонда «Российский детский фонд», он председатель еще и общественно-государственной организации «Фонд защиты детей». Это Дмитрий Альбертович Лиханов, сын знаменитого Альберта Лиханова. Достойный человек, достойный сын. Спасибо.

Дмитрий Лиханов: Спасибо, Андрей Петрович, за эту нашу встречу.

Ведущий: Программу вел Андрей Бинев. Всем добра.

Комментариев: 0
Оставить комментарий