Иконка мобильного меню Иконка крестик
Эпидемия COVID-19
Эпидемия COVID-19
Эпидемия сегодня охватила весь мир. Мировая статистика подтверждает, что дети от нее почти не страдают. Но, несмотря на это, именно дети, переносят вместе с нами тяжести вынужденной изоляции, удаленного обучения, снижение семейных доходов и множество иных бед, о которых еще несколько месяцев тому назад никто и не подозревал. Российский детский фонд и все его отделения в регионах нашей страны с первых же дней начали оказывать помощь пострадавшим.
Оборудуем туберкулезный санаторий
Оборудуем туберкулезный санаторий
Детский реабилитационный центр «Верхний бор» в г. Тюмень - участник благотворительной программы Российского детского фонда «Детский туберкулез». Центр рассчитан на одновременное пребывание 225 детей в возрасте с 1,5 до 18 лет. Здесь получают лечение дети с различными проявлениями туберкулезной инфекции, а также дети с заболеваниями органов дыхания и ЛОР-органов. Им очень нужна ваша помощь.
1 июня – Международный день защиты детей
1 июня – Международный день защиты детей
В 2020 году исполнится 70 лет с того дня, когда в мире впервые отметили Международный день защиты детей. В юбилейный год по приглашению фонда в Москву приедет несколько тысяч детей из самых бедных и социально не защищённых слоев общества. Вы тоже можете сделать им свой подарок, который, возможно, изменит их дальнейшую жизнь.
Восстановим сельские библиотеки
Восстановим сельские библиотеки
После катастрофического паводка 2019 года в Иркутской области люди лишились не только имущества и жилья. Пострадали многие сельские библиотеки – средоточье общинной культуры и грамотности в этих удаленных районах. Восстановить библиотечные фонды, отремонтировать здания, технику, мебель означает вдохнуть жизнь в разорённые стихией села.
Помощь программе

Программа
Финансовая помощь
Необходимо собрать:

93 000 000

На потребности:
  • логистическое сопровождение
  • транспортные расходы
  • менеджмент проекта
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • менеджеры
  • фтизиатры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • белье
  • сезонная одежда
  • обувь
  • гигиенические принадлежности
  • книги
  • спортивный инвентарь
  • медицинское оборудование
Заполните форму, опишите подробно проблему и мы вам поможем
Кому помочь
Помощь программе

Программа
Финансовая помощь
Необходимо собрать:

93 000 000

На потребности:
  • логистическое сопровождение
  • транспортные расходы
  • менеджмент проекта
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • менеджеры
  • фтизиатры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • белье
  • сезонная одежда
  • обувь
  • гигиенические принадлежности
  • книги
  • спортивный инвентарь
  • медицинское оборудование
Получить помощь
Заполните форму, опишите подробно проблему и мы вам поможем
Статьи

«Терпимость» - Беседа Альберта Лиханова с Равилем Гайнутдином

Дата новости 03.06.2004
Количество просмотров 316
Автор статьи Альберт Лиханов Газета «Трибуна»
Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин не просто личность, вызывающая огромное доверие и уважение, не просто высокопоставленный мусульманский муфтий. Это личность, всей своей жизнью исповедующая важные нравственные ценности, среди которых, может быть, даже на первом месте стоит воспитание детей, и собственных дочерей, и детей многих верующих. Муфтий Равиль Гайнутдин, который объединяет гуманную мусульманскую идею срединной России, говорит о своем служении так, что это вызывает уважение к Исламу. Если многие люди, называющие себя исламистами, пытаются прежде всего внушать страх окружающему миру, что, конечно же, никак не соответствует истине, то муфтий Равиль Гайнутдин обращает наш взор к нравственным ценностям Ислама.

Альберт ЛИХАНОВ: Уважаемый Муфтий! Вы в жизни российского общества занимаете совершенно необыкновенную, особую роль. Вы – Председатель Совета Муфтиев России, вы исполняете множество религиозных обязанностей. Это большой труд. Но у всех, кто вас видел и кто знает, складывается впечатление, что вы, прежде всего, добрый человек.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Спасибо.

Альберт ЛИХАНОВ: У вас добрая улыбка, вы благожелательно относитесь к людям. Наверное, без этого нельзя никакому религиозному деятелю. Но это ведь, все-таки, прежде всего простое человеческое достоинство. Давайте поговорим о нравственных основаниях мусульман. Потому что – и это известно – в основе мусульманства много важных нравственных посылов. И, прежде всего, отношение к старшим, уважение своих родителей. Как об этом говорит и сердце, и религия?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Да, религия – это нравственность, это богобоязненность, это искренность, это благожелательное отношение человека к окружающему миру и, конечно, в первую очередь – к своим родным и близким. Если говорить о родителях, то Ислам обязывает детей любить их, уважительно относиться к ним и никогда даже грубым словом не обижать их. И по этому поводу в священном Коране даже сказано: ты не говори своим родителям даже слово «уф!», то есть «ну, хватит!». Иногда бывает так, что мы незаслуженно обижаем своих родителей. Иногда мы не любим, когда нас наставляют, когда нам дают советы. Но вот Ислам говорит: нет, ты принимай совет, ты слушай своих родителей. Ты будь уважительным к своим родителям, и если они достигли преклонного возраста, то ты всегда моли Всевышнего Аллаха и говори: «О, Всевышний! Будь к ним милостив, как они были милостивы ко мне». Каждый из нас должен быть милостивым и милосердным. Даже когда мусульманин начинает свою молитву, он произносит: «Во имя Всевышнего, Милостивого и Милосердного». То есть всегда упоминает милостивость и милосердность. И вот эти качества каждый мусульманин должен воспитывать в себе. И это касается, безусловно, отношения к родителям. Хорошо известно: мусульмане не бросают своих родителей, не оставляют без внимания в старости и не отдают их в дома престарелых. Это осуждается нашей религией, и это не позволяется мусульманину.

Альберт ЛИХАНОВ: Любовь всегда бывает взаимной. Наверное, вначале нужно сказать о любви родительской к детям и к такому же отношению детей.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Да, конечно. В священном Коране сказано: мать должна кормить своей грудью ребенка до двух лет. Это что означает? Это означает: когда мать берет своего ребенка, прижимает к груди, она отдает свою любовь, и через молоко любовь эта поступает в сердце, а младенец воспитывается в любви. И ласке. И родители всегда должны относиться с любовью к своим детям, с маленького возраста должны внушать нравственность, этику, правила поведения. Все это, конечно, родители должны давать именно с любовью. И если в семье будет такая любовь, нежность, уважение, то и ребенок будет воспитываться в этом духе и будет воспитывать в себе доброту, милосердие, и в конце концов дети будут относиться доброжелательно к окружающим.

Альберт ЛИХАНОВ: Как сильна практика доброделания среди людей, которые по-настоящему веруют?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Богобоязненный человек – это добрый человек, и религия двигает человека делать только добро, остерегаться зла. В священном Коране сказано: помогайте в добре и богобоязненности, но не помогайте во зле и вражде. Мы не должны участвовать в делах, где есть ненависть, вражда, а наоборот должны участвовать в добрых делах. Человек верующий должен быть добрым, должен быть сострадательным, милосердным.

Альберт ЛИХАНОВ: У некоторых есть такой предрассудок, что мусульманская женщина ходит где-то позади, она обслуживает, подает подносы, блюда, и она не является большой ценностью. Так ли это на самом деле?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Нет, это глубочайшее заблуждение. Существует завет Пророка Мухаммеда: рай находится под пятками ваших матерей. Что это означает? Это означает, что если наши матери будут довольны нами, если наши жены будут довольны нами, если наши дочери будут довольны нами, тогда мы заслужим рай. Это очень глубокий смысл имеет. И это означает, что в Исламе женщина – самое уважаемое существо, женщина – это нежный цветок Всевышнего. И мужчина должен относиться бережно к своему цветку. Поэтому женщина имеет особый статус в мусульманском обществе. Она, если захочет, может пойти на работу, может пойти учиться, может выйти замуж и сказать: я замужем. За мужем – значит, мой муж должен меня кормить, одевать, я должна иметь крышу над головой, все эти обязанности передаются мужчине. То есть женщина имеет вот такой статус царицы в Исламе. Хочу сказать: в Исламе есть женщины-полководцы. Значит, женщина может даже находиться в армии, командовать военными. Это показывает, что женщина, безусловно, уважаемый человек в обществе.

Альберт ЛИХАНОВ: Ваша собственная судьба – наилучшая тому иллюстрация.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Я религиозный деятель, и я могу сказать, что моя жена не должна работать, так как я духовный лидер. Но, несмотря на это моя жена занимается общественной деятельностью. Она работала диктором на радио, она имеет образование соответствующее. У меня две девочки, они уже взрослые. Одна преподает арабский язык в Институте стран Азии и Африки. Другая – студентка четвертого курса также Института стран Азии и Африки. Старшая дочь защищает кандидатскую диссертацию. Это показывает, что мусульманка должна добиваться успеха, должна заниматься общественной жизнью и полезной работой. Это заблуждение, если кто-то думает, что в Исламе роль женщины принижена.

Альберт ЛИХАНОВ: Когда ваши дочери были маленькими, вы с ними много занимались, как я знаю, в светском смысле, то есть готовили их к жизни.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Да, конечно. Я очень люблю своих дочерей. Я всегда старался найти время, чтобы с ними вместе находиться, выйти на прогулку, общаться. Мы старались, чтобы они получили хорошее развитие. Они занимались и спортом, катались на коньках, занимались балетом. Но одновременно мы старались давать им, безусловно, и религиозное воспитание и образование. Они обе занимались при Московской соборной мечети, на курсах по изучению основ Ислама, ритуальной практики, изучением своего родного языка, арабской письменности.

Альберт ЛИХАНОВ: Они знают еще и европейские языки?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Они великолепно знают английский, французский, старшая знает арабский. Младшая знает еще и турецкий. Сейчас время требует, чтобы они были серьезно образованы, и интеллектуально развиты. Мы старались, чтобы они получили хорошее образование.

Альберт ЛИХАНОВ: Простите, я думаю, что и вообще мусульманство в высоком достижении этой веры – это высокоразвитое, высокоцивилизованное такое таинство. Не только таинство, но и практика. Мы ведь знаем, что многие великие имена медицины, литературы…

Муфтий ГАЙНУТДИН: Математики.

Альберт ЛИХАНОВ: Математики… были мусульманскими деятелями. Но это совершенно не мешало им заниматься научными и гуманитарными дисциплинами, добиваясь мировых результатов.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Конечно, вы правильно сказали: Ислам требует развития. И знанию особое внимание уделяется в Коране. Всевышний требует от мусульман, чтобы они получали знания. И пророк Мухаммед сказал: вы ищите знания, если эти знания будут даже в Китае. Это означает, что каждый мусульманин должен жить в ногу со временем, должен совершенствоваться. Таким образом, великие ученые – и Авиценна, и Хорезми, и Баруди, и Марджани, которые были великими философами на территории тогдашней России, — стремились к знаниям. Это подтверждает, что есть развитие, мусульманская цивилизация и культура, и эта цивилизация дошла до европейских стран. В европейских университетах читали «Канон врачебной науки» Авиценны, и труды арабских и персидских мыслителей. Все это – признание высокой роли цивилизации мусульманского мира. И сегодня наука и культура мусульманского мира, например, в Малайзии, Индонезии, других аравийских странах, в странах Персидского залива, эффективно развиваются. Это подтверждает, что Ислам требует от мусульманина не отставать в развитии. И если кто-то думает, что Ислам – это закостенелая религия, они глубоко ошибаются.

Альберт ЛИХАНОВ: Вернемся все-таки к вам, к вашей личности. Есть такие понятия – материнство, реже упоминается отцовство. Отцы, к сожалению, в нашей стране заняли выжидательную позицию. Часто вся ответственность за детей ложится только на мать. А вы, духовный лидер, поступили иначе. Давайте еще раз поговорим поподробнее об отцовстве, о вашей светской жизни.

Муфтий ГАЙНУТДИН: У меня нет сына. Но я люблю своих девочек, и они с любовью относятся к своему отцу. Эта любовь у нас взаимная. Поэтому я стараюсь, чтобы у них было все хорошо, чтобы они были счастливы, чтобы они получили образование, чтобы их друзья, окружение было доброе, чтобы их любили и чтобы мои дети были полезны обществу. Я думаю, каждый отец хочет, чтобы их дети были счастливы, и отдает им всю свою любовь, заботится о них.

Альберт ЛИХАНОВ: Короче, можно сказать, в наше новое время, когда появились новые слова, что родительские инвестиции в детей, и отцовские особенно, — это самые серьезные инвестиции.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Это очень серьезные инвестиции.

Альберт ЛИХАНОВ: Это капитал, который не пропадет.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Да, этот капитал никогда не пропадет.

Альберт ЛИХАНОВ: Я знаю, что вы часто бываете в школах, и не только там, где учатся дети мусульманских родителей, вообще относитесь к детскому миру совершенно по-особому. Это что – все-таки природное предрасположение или тоже результат трудов ваших родителей? Ведь не все же обязательно объясняется верой?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Я думаю, что, конечно, это заложено и в детстве, и потом религиозное воспитание, и моя служба во имя мира, согласия, доброты – все это вместе, наверное, складывается. Поэтому я стараюсь не только посещать школы, не только смотреть представления наших детей, которые занимаются и изучением Ислама, своей национальной культуры, языка, но и детей принимаем у себя. К нам ежедневно приезжает несколько групп детей из московских школ.

Альберт ЛИХАНОВ: Это не мусульманские дети?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Не мусульманские. Мы им рассказываем о нашей религии, как мусульмане живут, как они молятся, как они обращаются к Всевышнему, какие они должны быть. То есть мы рассказываем о себе, о нас, о мусульманах, которые живут в многонациональной, многорелигиозной России. Ведь мусульманские дети являются их соседями, тем более что в школах наши дети учатся вместе – и мусульмане, и христиане, и иудеи, и буддисты, и другие. Поэтому ребята должны знакомиться, они должны понимать друг друга. Мы ежегодно принимаем также детей из Чечни. Они приезжают к нам, мы устраиваем им торжественный обед, вручаем им подарки, говорим, как живут наши дети здесь, в Москве. Они посещают московские школы, они видят, как занимаются московские дети. Таким образом, мы постоянно общаемся с детьми, помогаем детям из горячих точек – они приезжают с родителями в больницы, им необходимо лечение, к нам обращаются их родители, просят помочь сделать операцию, вылечить. И мы всегда поддерживаем их, таких детей, оказываем помощь.

Альберт ЛИХАНОВ: Дети живут единым миром. А уж если говорить о ребятах, которые оказались в беде, то мне кажется, что они вообще вненациональны и надсуверенны. Ребенку, которому нужно операцию сделать, все равно, врач какой национальности его спасает. Правда?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Конечно.

Альберт ЛИХАНОВ: И вот это единство конфессиональное, уважение жизни человеческой, судьбы – это основание всех религий. И в то же время сегодня мы живем в такую эпоху войн, террора, всяческих взрывов, и возникает очень много предрассудков. Люди не понимают, какая разница между Исламом и ваххабизмом, почему так ненавидят чеченцы русских. Я знаю, что чеченским детям, к сожалению, родители очень часто внушают ненависть к русским. И когда мы видим на экране телевизора ребенка, который с автоматом в руках кричит какие-то глупости, мы понимаем, что это не ребенок кричит. Он просто выступает в качестве репродуктора каких-то чужих мыслей. Вот как объяснить людям разных иных конфессий, что ваххабизм никакого отношения не имеет к Исламу?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Совершенно верно. Вот вы сказали: как говорят родители, так и воспроизводят это дети. Действительно, если в семье есть доброта, дети будут добрыми. Если в семье есть ненависть к кому-то или к чему-то, дети это выражают своим поведением. Поэтому в первую очередь мы сами должны изменять себя в лучшую сторону. В Коране сказано: «Аллах не изменит ваше состояние, ваше положение, пока вы сами не измените себя». Значит, мы должны измениться к лучшему. Что касается предрассудков, может быть, даже заблуждений, могу сказать однозначно – после многих лет атеистического воспитания, когда наше общество было оторвано от своих религиозных корней, мы все оказались неграмотны. Многие православные не знают своих истинных постулатов, своего вероучения. Также и мусульмане не знают истину своей веры, свое вероучение. Поэтому мы должны знать как можно больше и свою религию, и знакомиться с культурой, религией своего соседа. Если мы будем лучше знать друг друга, то тогда будет большее доверие. Если будет большее доверие, тогда возникнет уважение друг к другу.

Что касается взрывов, то это, безусловно, бьет каждому в сердце. И тем более, когда говорят: вот чеченские террористы взорвали, совершили теракт. Люди сразу настраиваются негативно к чеченцам, — не к тем, кто совершил этот теракт, не к преступникам, — а именно к народу. Ведь мы знаем: целый народ не должен страдать из-за одного или даже многих преступников. А также религия не виновата из-за действия одного человека. И могу однозначно сказать: те псевдоваххабиты, те экстремисты, которые ходят с повязками, ведь они преследуют не религиозные цели, они не воюют во имя Ислама, во имя священной религии. Нет. У них совершенно другие цели. У них или политические цели, или другие корыстные цели – добиться власти. Не религия движет ими. Религия проклинает террор. И люди, которые совершают зло, они просто преступники, но никакие не смертники. Они смертники в том смысле, что самоубийцы – убивают себя и причиняют зло другим. Они попадают в ад за совершенный тяжкий грех перед Всевышним. И могу однозначно сказать: то, что происходит на территории Чеченской Республики, не является никаким джихадом. Поэтому журналисты или даже политики не должны называть самоубийц шахидами. Шахид – это святой человек, шахид – это тот человек, который не только сам попадает в рай, но с собой он может взять еще 70 человек, чтобы без экзамена, без отчета они попали в рай вместе с ним. Разве самоубийца попадет в рай, причиняя зло другим, совершая террор? Ни в коем случае. Поэтому нужно называть вещи своими именами. Совершил преступление – он есть преступник, он есть террорист. Но он никак не может быть шахидом. Шахид – это тот человек, который обороняется, когда идет агрессия. Но когда нет опасности во имя религии, не разрушается религия, не разрушаются мечети, дают религиозную свободу – пожалуйста, стройте мечети, пожалуйста, создавайте мусульманские учебные заведения, обучайте детей своей священной религии, никто не запрещает. Поэтому не может быть речи о каком-либо джихаде. Нет. Это глубокая ошибка, если кто-то так считает.

Альберт ЛИХАНОВ: Таким образом, можно сказать, что в Исламе не заложена агрессивность, а наоборот – добротолюбие, уважение к старшим, и это в органике конфессии. И когда возникают между детьми столкновения, — а сегодня они происходят и на расовой основе, — всем нужно всячески уходить от этого и призывать с детства к терпимости, примирению, пониманию.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Совершенно верно. Хочу сказать: само слово «ислам» – это коренное слово с «салям», то есть мир. Ислам распространяет мир, и каждый мусульманин должен быть мирным, миролюбивым. Этому учит священный Коран, наше вероучение. Каждый миролюбивый человек должен распространять мир, терпимость, уважение к другой культуре, к другой религии, быть веротерпимым.

В Москве в старой части города есть улица Татарская – в Замоскворечье. Там находились казармы конных полков, а эти конные полки были татарскими и башкирскими. Они служили России, и во время войны 1812 года воевали и дошли до Парижа, а в знак благодарности героизму этих татарских и башкирских полков император Александр I дал разрешение построить в районе этих казарм каменную мечеть. Это означает, что мы вместе защищали нашу Отчизну, вместе сражались, гибли, сложили свои головы наши отцы и деды во имя России, во имя свободы своего Отечества.

Еще раз хочу сказать, Ислам учит своих последователей: любовь к своей Отчизне – это твоя вера. Если ты верующий, ты должен любить свою страну, свою Отчизну. И вот детей мы учим с детства: Россия – это твоя страна, ты должен любить свою Родину, ты должен заботиться, чтобы было спокойно, мирно, ты должен трудиться во имя будущего. И по Исламу нельзя быть безработным, бездельником. Ты должен стараться, должен трудиться, должен работать.

Альберт ЛИХАНОВ: Я знаю, что многие мусульмане, по национальности – татары, не брезговали никогда никакой самой черной работой. И это их отличало в течение веков. Наверное, воспитание трудолюбия, воспитание добротоделания начинается с самого простого, простых действий, которые детям внушают их родители?

Муфтий ГАЙНУТДИН: Конечно. Родители показывают пример, привлекают к труду. Если они что-то сами делают, они просят своих детей – давай поучаствуй, давай помоги мне. И с детства ребенок должен помогать своим родителям – работает ли в саду, огороде, или дома, убирает квартиру. Ребенок должен обязательно участвовать во всех семейных трудах, должен быть добрым и должен идти на помощь своим родителям, облегчать их труд. С детства это должно закладываться. Поэтому, хочу сказать, татары, действительно, были служилыми всегда, и татар любили всегда, татарам доверяли. Поэтому их брали в дворянские дома. Они были честными, трудолюбивыми, служилыми. Это и есть показатель: мусульманин должен быть честным, добросовестным, трудолюбивым, добрым.

Альберт ЛИХАНОВ: Православные и мусульмане веками вместе живут. Они часто кровно переплетаются. И русские и татары, и башкиры, и чеченцы, православные и мусульмане – это историческая общность совместная, и никогда они друг другу не противостояли. Вот, за мир и понимание, за союзничество, за одноделание нам всем и надо работать.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Да, я тоже хочу отметить, что у нас великая история. Около 30 народов и национальностей, живущих в России, исповедует Ислам, и эти народы были присоединены к России. Мы никогда не враждовали, и на религиозной основе между православными и мусульманами никогда не было конфликтов. Мы этим гордимся. Когда мы встречаемся со Святейшим Патриархом, с иерархами Русской православной церкви, всегда отмечаем: мы показываем всему миру пример. Исламский мир, христианский мир, мы можем вместе дружно сосуществовать, жить в мире и трудиться, созидать, строить наше будущее. И на территории нашей страны действительно так. Многие века мусульмане и православные живут в мире и согласии. Как вы сказали, у нас очень много смешанных браков. Могу сказать: около 80 процентов татар, которые проживают в Вологодской области, имеют смешанные браки. Что это означает? У нас все общее. И дети у нас общие. Поэтому нам остается только жить в мире, согласии, быть терпимыми друг к другу. У нас единая культура. Мы воспитаны на классике наших писателей, поэтов. Каждый татарин учит стихотворения наших великих классиков русских – Пушкина, Лермонтова, Толстого, Достоевского. Мы воспитаны в этом. А музыкальная культура имеет какие имена: Рахманинов, рахман – это арабское, это татарское. Это означает «милосердие». Мы знаем, какого полководца дали татары: Кутузов. Державин – татарин.

Альберт ЛИХАНОВ: Но эти люди – неделимы.

Муфтий ГАЙНУТДИН: Именно – неделимы. У нас общая культура, у нас все великие имена наши общие. Мы, мусульмане, впитали в себя и русскую культуру, и татарскую культуру, и дагестанскую культуру, и чеченскую культуру. Мы обогатили себя. Если мы впитали, то значит, мы стали богаче, мы стали культурнее, образованнее. Поэтому я всегда горжусь тем, что российские мусульмане очень грамотные мусульмане. Труды татарских философов и мыслителей Марджани, Фаруди, Курсави лежали у профессоров академии Аль Асхар в Египте, в качестве настольной книги. Это означает, что эти ученые арабского мира изучали труды наших мыслителей, мыслителей российских ученых-мусульман. Это наша гордость. Мы должны этим гордиться.

Альберт ЛИХАНОВ: Пожелаю вам успеха.

Муфтий ГАЙНУТДИН: И вам также.



Беседа опубликована в газете «Трибуна» 3 июня 2004 года
Семейный детский дом
Семейный детский дом

Комментарии