Иконка мобильного меню Иконка крестик
Эпидемия COVID-19
Эпидемия COVID-19
Эпидемия сегодня охватила весь мир. Мировая статистика подтверждает, что дети от нее почти не страдают. Но, несмотря на это, именно дети, переносят вместе с нами тяжести вынужденной изоляции, удаленного обучения, снижение семейных доходов и множество иных бед, о которых еще несколько месяцев тому назад никто и не подозревал. Российский детский фонд и все его отделения в регионах нашей страны с первых же дней начали оказывать помощь пострадавшим.
Оборудуем туберкулезный санаторий
Оборудуем туберкулезный санаторий
Детский реабилитационный центр «Верхний бор» в г. Тюмень - участник благотворительной программы Российского детского фонда «Детский туберкулез». Центр рассчитан на одновременное пребывание 225 детей в возрасте с 1,5 до 18 лет. Здесь получают лечение дети с различными проявлениями туберкулезной инфекции, а также дети с заболеваниями органов дыхания и ЛОР-органов. Им очень нужна ваша помощь.
1 июня – Международный день защиты детей
1 июня – Международный день защиты детей
В 2020 году исполнится 70 лет с того дня, когда в мире впервые отметили Международный день защиты детей. В юбилейный год по приглашению фонда в Москву приедет несколько тысяч детей из самых бедных и социально не защищённых слоев общества. Вы тоже можете сделать им свой подарок, который, возможно, изменит их дальнейшую жизнь.
Восстановим сельские библиотеки
Восстановим сельские библиотеки
После катастрофического паводка 2019 года в Иркутской области люди лишились не только имущества и жилья. Пострадали многие сельские библиотеки – средоточье общинной культуры и грамотности в этих удаленных районах. Восстановить библиотечные фонды, отремонтировать здания, технику, мебель означает вдохнуть жизнь в разорённые стихией села.
Помощь программе

Программа
Финансовая помощь
Необходимо собрать:

93 000 000

На потребности:
  • логистическое сопровождение
  • транспортные расходы
  • менеджмент проекта
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • менеджеры
  • фтизиатры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • белье
  • сезонная одежда
  • обувь
  • гигиенические принадлежности
  • книги
  • спортивный инвентарь
  • медицинское оборудование
Заполните форму, опишите подробно проблему и мы вам поможем
Кому помочь
Помощь программе

Программа
Финансовая помощь
Необходимо собрать:

93 000 000

На потребности:
  • логистическое сопровождение
  • транспортные расходы
  • менеджмент проекта
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • менеджеры
  • фтизиатры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • белье
  • сезонная одежда
  • обувь
  • гигиенические принадлежности
  • книги
  • спортивный инвентарь
  • медицинское оборудование
Получить помощь
Заполните форму, опишите подробно проблему и мы вам поможем

АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: "СЕЙЧАС НИКТО ЗА ИДЕЮ НЕ СТАНЕТ ОТДАВАТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ"

Дата новости 24.05.2016
Количество просмотров 122

Его называют «самым многодетным отцом России». А еще - «адвокатом детства», «полпредом сирот», «последней надеждой обездоленных»...
Писатель Альберт Лиханов - академик Российской академии образования, президент Международной ассоциации детских фондов и председатель Российского детского фонда. Лауреат Государственной премии РСФСР в области литературы. Лауреат премии Президента России в области образования, премии Правительства России в области культуры...

Перечислять все звания, премии, лауреатства, регалии Лиханова не буду по просьбе самого писателя. Их очень много. Уточню лишь, что Лиханов – единственный в истории нашей страны писатель, выступавший на заседании Политбюро ЦК партии с докладом по острейшим социальным вопросам общества, а не по профильной теме писательства, что было бы привычнее.

- Альберт Анатольевич, понимаю, что вопрос не совсем корректный, но кого в вас больше - писателя или общественного деятеля?

- Строго говоря, я никогда не был писателем в классическом понимании этой профессии. Не зарабатывал на жизнь только писательством, гонорарами от книг, сидя за письменным столом на даче.
Я же всю жизнь в журналистике, а потом и в кресле председателя Детского фонда - командировки, встречи, планерки, беготня по инстанциям, заседания, публичные выступления… Как тут разделить «общественную работу» и работу за письменным столом?
Детский фонд, как я думаю, вырос из моей повести «Благие намерения», а повесть стала результатом встречи в редакции кировской газеты, где я тогда работал, с немолодой учительницей-воспитателем школы-интерната в Кирове.

Уточню попутно, что это был расцвет второго культа личности в нашей стране - культа личности Никиты Хрущева. Среди его многочисленных завиральных идей была одна совершенно дичайшая - превратить основную массу школ в школы-интернаты. То есть оприходовать всех детей, как социалистическую собственность.

- Как это выглядело на практике?

- Пять с половиной дней в неделю ребенок должен был проводить в школе-интернате - учиться, есть-пить, ночевать, заниматься спортом, делать домашнее задание… В конце недели родители или бабушки-дедушки забирали детей домой на выходные.
Подразумевалось, что у родителей высвобождается свободное время для «личной жизни» - кино, театры, чтение, отдых… И как результат «релаксации» - рост производительности труда. Родителей освобождали от забот о собственных детях. Эту функцию брало на себя государство. Дети объявлялись обузой для пап и мам.
Так вот. В редакцию пришла воспитатель школы-интерната и рассказала, что каждую субботу ребята уходят домой, а ее класс в полном составе остается в интернате, потому что родителей у этих детишек нет. Их передали в школу-интернат из детского дома. 50 сирот и на выходные оставались в казенных стенах. Учительница попросила напечатать ее письмо-обращение к добрым людям - жителям Кирова, чтобы они забирали сирот к себе на субботу и воскресенье.
Мы напечатали это письмо в газете. Моему ликованию не было предела - у ворот интерната выстроилась очередь желающих разобрать детей по семьям. Прошел месяц, другой… И мы стали узнавать, что сирот стали «забывать» забирать на выходные. Осталось с пяток «шефов», прикипевших к детишкам. Остальные взрослые «наигрались» в родителей и «положили игрушки на полку», что было вдвойне жестоко.
Доброе дело рассыпалось. Забытые дети ожесточились. Доброе намерение таило страдание многих.

С тех пор тема сиротства, обездоленных детей стала основной темой моего творчества. Я объездил десятки детских домов и интернатов. Написал повесть «Благие намерения». Повесть была отмечена Международной премией имени Максима Горького, по ней сняли фильм, получивший приз в Испании.

Эта книга так и осталась одной из важных для меня книг. А девизом Детского фонда стали, среди прочих, строки Марины Цветаевой: «Два на миру у меня врага, два близнеца, неразрывно слитых: голод голодных и сытость сытых!».

- Вам 80 лет. Серьезная цифра. Когда вы были юношей, обдумывающим житье, наверняка моделировали свое будущее. Что сбылось и что не сбылось из того, о чем мечталось?

- Несмотря на то, что я окончил факультет журналистики Уральского государственного университета (УрГУ), никогда не думал ни о какой литературе.
Я хотел быть профессиональным журналистом. Точнее, газетчиком. Тогда это было престижно, почетно, газеты занимали в жизни общества величайшее место. Телевидение только зарождалось. Мы сквозь толстые линзы, заполненные водой, смотрели первые телепередачи, и нам казалось это забавой. Никто не думал, что эта забава спустя время станет править нашими мозгами.
Признаться, я скучал в университете. Мне скорее хотелось попасть на практическую работу. На первой практике я был вместо 20 дней три месяца. Это было в Комсомольске-на-Амуре. 1956 год. В феврале прошел ХХ съезд партии. Сталина распекали на каждом углу…

Городская газета формата «Правды» выходила каждый день. Комсомольск-на-Амуре был мощным индустриальным городом. Там делали и делают до сих пор подводные лодки. Оборонное авиастроение… Лагеря заключенных… Реабилитированные… Пришли первые хрущевские эшелоны молодежи для дальнейшего освоения Комсомольска-на-Амуре.

Мне было очень интересно. Пахал с утра до ночи. Иногда в газете выходило по три моих текста. Но я никогда не думал о литературе. Мне нравилось быть «чернорабочим» журналистики. Газетная работа была моим главным смыслом.

После окончания УрГУ поехал на родину в Киров. Стал работать в газете. В то время многие газетчики литературу как бы презирали. Считали, что это чихня, мол, я напрягусь, так сделаю не хуже. И я относился к таким же соплякам, которые следуют в фарватере за старшими и так же думают.

Случилось так, что я приболел. И болел-то всего три дня, но за это время написал три небольших рассказа. Написал и положил в стол.

- Что стало толчком для рассказов?

 - Только то, что я болел, появилось свободное время. Очевидно, во мне накапливалась эта писательская необходимость. Через некоторое время меня делают редактором молодежной газеты. Я оказываюсь на съезде комсомола в Москве. Один из рассказов я завез в журнал «Юность», оставил секретарше в приемной. Приезжаю в Киров со съезда. Вдруг звонок из «Юности»: «А мы ваш рассказ печатаем в 10-м номере».

- Это был рассказ «Шагреневая кожа»...

- Совершенно верно. Шел 1962 год. По радио «Маяк», который повторял главные вести каждые полчаса, главный редактор «Юности» Борис Полевой дает интервью и рассказывает, что 10-й номер журнала посвящен молодым авторам, и - теплые слова обо мне. Я едва дождался, когда журнал появится в киосках Кирова. Тогда напечататься в «Юности» для провинции было сенсацией.

- Еще бы! Да и для Москвы тоже…

- Автор сразу становился известен. Остальные два рассказа с некоторыми паузами, но тоже напечатали. Один из них - в журнале «Смена», главным редактором которого я стал спустя годы, но тогда об этом и не помышлял. Тогда я был собственным корреспондентом «Комсомольской правды» в Сибири. В Новосибирске и купил тот номер «Смены».
«Шагреневую кожу» и два других рассказа напечатали в сборнике участников четвертого совещания молодых писателей, который выпустила «Молодая гвардия». Вот тогда мне уже чего-то «писательского» захотелось.
Но серьезная проза приходит с годами. Когда ты не просто хочешь сделать какой-то сюжет, а добраться до глубин, сказать что-то сокровенное, хотя для нынешней литературы достаточно и сюжета. Современная литература очень косит от тех стандартов, которые нам были предложены классиками.

После повести «Благие намерения» я написал еще несколько вещей, посвященных развитию этой трагедии - оставленных, преданных взрослыми детей. Романы «Невинные тайны», «Никто», повести «Свечушка», «Слетки», «Сломанная кукла»...
Эта тема меня не оставляет. Но это были даже мои не литературные устремления, а, скорее, желание крикнуть о бедах детства. Я видел, что ни в жизни, ни в литературе нет глубокого интереса к этой теме. Жалость к равным - тогда, к слабым - сегодня. Это меня и ведет. Есть такое важнейшее христианское начало - сострадание. Жалеть самого себя легко. Пожалеть другого тоже легко. Но помочь другому преодолеть тяготы - это уже труд души.
Надо понять, на что ты идешь. Надо служить этой идее. Идея не дает спать, заставляет страдать, биться за нее. Часто эти битвы заканчиваются синяками на твоем лбу. Есть хорошая русская поговорка: ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Все это я вкусил в полной мере.

- Пронзительная повесть «Эх вы!..» о мальчишке, покончившем с собой… Это тоже из ваших поездок по детским приютам?

- Это повесть-эпитафия в память о мальчугане Гене Черданцеве из села Карпово Алтайского края. Конкретная судьба сельского мальчишки. Родители пьют по-черному. Сломались душевно, но детей плодят. Сын уговаривает их бросить пить. Помогает сестрам и братишкам из последних сил, но не выдерживает… Сережа, ты знаешь, сколько в России детей кончают жизнь самоубийством?

- А есть точная цифра?

- 500 - 700 мальчишек и девчонок в год. В основном 10 - 12 лет. Причины - кошмарные условия в семье, тяжелые отношения в школе, вражда во дворе… Я дитя войны, но в наше время детский суицид и представить было невозможно. Учителя на нас дышали, чтобы с нами ничего не случилось. В Детском фонде вообще на меня обрушивается вал негативной информации, просьб приехать и разобраться, мольбы о помощи...
Меня упрекают в том, что мои книги в последнее время стали более угрюмыми, безысходными. Но это совпадение с жизнью и упрекать меня в этом не стоит. Не хочу ничего лакировать.

- Прошлый год был назван Годом литературы. Вы это заметили, Альберт Анатольевич?

- (Горько улыбается). Лишь потому, что он совпал с моим юбилеем и друзья подготовили некие события по этому поводу.
А вообще, нужны не год литературы и даже не век литературы, а жизнь литературы. Вечность литературы. Жизнь без литературы невозможна. Литература - величайший «оселок» жизни.
Спросите любого человека, каковы его отношения с литературой. У каждого свои любимые авторы, но отношения с литературой, с книгой у всех всегда позитивные. Нет негативного в отношениях с классикой.

- Назовите ваши любимые книги.

- Мои литературные вкусы не изменились с юности. «Спартак» Рафаэлло Джованьоли, «Овод» Этель Лилиан Войнич, «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Молодая гвардия» Александра Фадеева, «Судьба человека» Михаила Шолохова. Это все книги о самоотречении, о самопожертвовании. Об идее, которой человек до конца служит, отдавая за нее жизнь. У нас сейчас эти темы подзабыты, выброшены из общения. Сейчас никто за идею не станет отдавать свою жизнь.

- Да и идеи-то нет стоящей…

- Недавно я был на книжном конгрессе в Сочи. Заглянул в музей имени Николая Островского. Роман «Как закалялась сталь» уже не играет в России прежней исторической, воспитательной роли, но его любят и читают в других странах.
Директор музея рассказала мне, что не так давно у них побывал китайский генерал. Оставил восторженную запись в журнале. На прощание спросил: мы китайскую молодежь воспитываем на примере Николая Островского, а на каком примере воспитываете теперь вы свою молодежь? Убийственная оценка. Кому подражает наша современная молодежь? Что дает новому поколению современная литература? Кто наши классики сегодня? Лауреаты букеровских премий местного розлива? Это просто смех. Это же часто даже не вполне грамотные люди.
Они полагают, что это их время. Советское время вовсю облаивают, но классики литературы той поры ставили глубочайшие нравственные проблемы. Сейчас это в дефиците. Зато в переизбытке макулатура, которая пытается предстать перед нами как некий духовный заповедник. А заповедничеством там и не пахнет. Это все сгинет.

- Альберт Анатольевич, ваше самое главное разочарование за 80 лет?

- Распад Советского Союза. Когда государство раскололось, я не мог писать восемь лет. Я не понимал, что произошло. Такого рода катастрофы я не мог себе представить. Я не вписывался в новый формат. Да и сейчас со всем своим Детским фондом не вписываюсь.
Люди хотят успеха, это понятно, но когда успех переводится только на одну основополагающую стрелку - материальное благополучие любым путем, это становится моментом распада: человека, семьи, группы, общества… Последовательным распадом всего. Люди перестают верить друг другу. В основе личного успеха - недоверие к другим.

- А самые счастливые дни?

- Создание Детского фонда 28 лет назад. Меня все-таки дважды услышали на самом верху. Были приняты два постановления, серьезно изменивших положение сирот.

А в личном плане самыми счастливыми были дни, когда родился сын, потом внук, а год назад - правнук и правнучка. Двойняшки. 4 августа им исполнился год. Но я не только радуюсь за них, а и страшусь. Что с ними будет?

Беседовал Сергей Рыков

 

Интервью опубликовано 23.05.2016 года на информационно-аналитическом портале MediaЗавод (Челябинск).

Семейный детский дом
Семейный детский дом

Комментарии