22 048 971 118 ₽
Иконка мобильного меню Иконка крестик
1 июня – Международный день защиты детей
1 июня – Международный день защиты детей
Помогите детям-сиротам, детям-инвалидам и детям из малообеспеченных семей познакомиться с культурой по ежегодной программе «1 июня - Международный день защиты детей».
Дорога к здоровью: помогите программе «Мили доброты»
Дорога к здоровью: помогите программе «Мили доброты»

Благодаря этой программе малоимущие семьи могут отвезти своего ребенка-инвалида на лечение, чтобы избавить его от серьезной болезни или хотя бы облегчить ее течение.

Начеку!
Начеку!
С февраля 2022 г. по август 2023 г. в результате боевых действий, в том числе от мин было убито 549 детей. В результате боевых действий ранено 1166 детей. Российским детским фоном создана программа, которая будет обучать детей рискам, исходящим от боеприпасов взрывного действия.
Помощь программе

Российский детский фонд продолжает собирать гуманитарную помощь для эвакуированных детей из Донецкой и Луганской народных республик и детям на территориях этих республик в зонах боевых действий.

Программа
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • водители
  • фасовщики
  • грузчики
  • медики
  • менеджеры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • дизельные генераторы от 3 квт
  • тепловые пушки
  • батарейки АА
  • батарейки ААА
  • газовые обогреватели
  • газовые балончики к обогревателям
  • спальники зимние влагозащитные
Кому помочь
Помощь программе

Российский детский фонд продолжает собирать гуманитарную помощь для эвакуированных детей из Донецкой и Луганской народных республик и детям на территориях этих республик в зонах боевых действий.

Программа
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • водители
  • фасовщики
  • грузчики
  • медики
  • менеджеры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • дизельные генераторы от 3 квт
  • тепловые пушки
  • батарейки АА
  • батарейки ААА
  • газовые обогреватели
  • газовые балончики к обогревателям
  • спальники зимние влагозащитные

КУДА УХОДИТ ДЕТСТВО И К КОМУ?

Дата новости 25.10.2017
Количество просмотров 479

14 октября Детскому фонду России 30 лет! Все эти годы во главе фонда – известный писатель Альберт ЛИХАНОВ. Он работает не в качестве «местоблюстителя», а истинного защитника его целей и программ. Он – адвокат детства, аналитик острых социальных проблем, инициатор реальных действий во благо детей. Обо всём этом разговор Альберта Анатольевича с главным редактором Андреем УГЛАНОВЫМ

 

Рыжков отнёсся по-человечески

– В таком большом и нужном деле вас должны все безоговорочно поддерживать.

– Хотелось бы! Но давайте по порядку. За все 30 лет нашего существования мы не получили ни рубля бюджетных средств. Всё, что удалось собрать и направить в пользу детства, – благотворительные пожертвования граждан и организаций.

Вообще история фонда началась в 1987 году с высокой ноты. Меня позвали в Совмин СССР и на Политбюро ЦК КПСС, где дали возможность выступить крайне откровенно. В Советском Союзе был 1 миллион 200 тысяч детей-сирот, жили эти дети в семьях родственников. Но огромная масса – в сиротских заведениях разного рода: от домов малютки (домов ребёнка) до школ-интернатов, человек на 500–800 каждый. За годы, прошедшие со времени Отечественной войны, когда детей просто откармливали, спасали, учили, многое к тому времени обветшало, поистрепалось, ухудшилось.

Тогда одним из высоких обязательств журналистики было понятие – «организатор», а я возглавлял многотиражный журнал «Смена», и для начала мы собрали 100 библиотек по 1000 книг для детских домов Русского Севера. Я не просто «вошёл в тему», а побывал в десятках сиротских заведений – всюду, где бывал в командировках. Постепенно сложилась «картина мира», и в 1980 году я написал повесть «Благие намерения», её напечатало «Знамя». Проблемные знания переполняли меня, и в один прекрасный день меня попросили написать записку на имя генсека, шёл 1984 год. В 1985-м вышло первое постановление правительства по сиротству. Весной 1987 года меня пригласил к себе Николай Иванович Рыжков, последний, увы, председатель Совета Министров СССР. Разговор шёл 3 часа 40 минут. И принимал он меня вместе со своей женой – интерес к проблеме был очень очеловеченным. Летом приняли новое постановление по сиротству. А в октябре состоялась Учредительная конференция фонда в Колонном зале. Внимание приковано было максимальное. К нам буквально хлынул поток народных пожертвований.

Вообще-то понятие «фонд» расшифровывается как деньги и управление ими. Но мы с самого начала изменили столь денежно-бухгалтерскую сущность фонда и создали ситуацию: фонд вырабатывает программы и сам осуществляет их за счёт благотворительных взносов.

Впервые хочу объявить, сколько же средств нам удалось собрать и направить на разнообразные программы и индивидуальную помощь детям за 30 лет. С несколькими оговорками. Первая – мы вынуждены измерять эти параметры в долларах, потому что денежная система СССР и РФ изменилась. Второе: мы начинали, когда доллар стоил 60 копеек, теперь – почти 60 рублей. Третье: сначала все средства фонда собирались через Сбербанк на его центральном счёте, и мы возвращали регионам то, что собиралось там, и это было хорошим способом управления. Но после распада большой страны предоставили нашим региональным отделениям право юридической самостоятельности, и деньги, собранные на местах, лишь декларируются в наших не финансовых, а публичных отчётах. Итак, собрано и направлено детям 324 миллиона долларов.

– Куда шли наши деньги?

– Первое грозное испытание фонд прошёл в декабре 1988 года в бедах армянского землетрясения, когда мы вернули родственникам больше 500 потерянных ребятишек и помогли многим другим, вплоть до прямой раздачи денег. Потом последовала вереница бедствий: катастрофы на железнодорожной дороге Уфа – Челябинск, Чечня, Беслан, Южная Осетия, пожары в Сибири, наводнения в Крымске и на Дальнем Востоке… Как хочется, чтобы прервался этот чрезвычайный перечень! Но мы были и будем с детьми, когда им нужна защита.

– Давайте поговорим о принципиальных вехах вашего пути.

– Мы испытали точно те же перемены, ту же самую ломку, что и государство и весь народ. Прежде всего можно утверждать, что фонд наш – народный, а не олигархический. У нас нет глобального спонсора, от которого бы мы не отказались. А народ, как вы знаете, обеднел. Обеднел и Детский фонд. Но его помощь требуется именно бедным детям небогатых родителей. Поэтому актуальность нашего присутствия в обществе велика. 10 с лишним миллионов долларов в год – неплохой показатель, но для такой страны, как наша, да ещё в 75 регионах – маловато. Наш президент не раз высказывался, что гражданское общество – а это мы и есть! – должно получить доступ к бюджету. Пока этот доступ сформулирован в форме грантов, выиграть который таким структурированным организациям, как наша, если и возможно, то крайней мучительно.

Ну вот мы прооперировали в США (операция на открытом сердце) почти 900 ребятишек. Отправляли их с мамами. Там у нас был толковый партнёр. С нашей стороны медицинским партнёром был институт имени Бакулева академика РАН Лео Бокерии. 900 позитивных историй, все полёты успешны, операции – бесплатные. Теперь это уже не требуется, институт Лео Антоновича справляется со всеми тяготами детского порока сердца, но в эфире только и слышишь: помогите тому-то, помогите этому! Почти не сомневаюсь, что в нынешних поборах на лечение детей за рубежом немало лукавства. Но, наверное, и Минздраву надо шире оповещать о бюджетной поддержке высокотехнологичных операций за рубежом. Ведь об этом ничего не слышно.

 

Сиротство является не по вызову

– А что вы можете сказать о современном сиротстве?

– Оно переведено в основном из-под ведомства Минобразования в Минтруд. Сиротство рассматривается как социальное состояние, в отрыве от важнейшего инструмента, с помощью которого его нужно преодолевать, – учения, обладания навыками в труде, социальной общности. Плюс тотальная «оптимизация» сиротских учреждений в регионах – им, а не центру переданы полномочия открывать или закрывать детдома. Чем многие руководители территорий воспользовались. Например, в Пермском крае.

Но сиротство является к нам не по вызову и исчезает не всегда по приказу. Сиротство, точно так же как детский туберкулёз, к примеру, – национальное бедствие, оно движется невидимо и зависит от состояния народа. А по статистике, у нас 22 миллиона бедных людей.

– Что удалось сделать фонду в борьбе с сиротством?

– Ну я не буду уже поминать 1500 автобусов, которые мы раздарили всем детским домам Советского Союза и разукрупнили все младенческие группы в домах ребёнка. Наше главное социальное изобретение – семейные детские дома, которые создавались по всей большой стране, а в России их было 368. 5021 ребёнок вырос там. Принцип: семья берёт сразу 5 ребят, но мама становится старшим воспитателем детского дома – ей идут зарплата, стаж, положены отпуск, лечебные. На детей передаётся всё то, что полагалось в госдетдоме. Итак, этот проект, опять же поддержанный решением Совмина СССР, полностью оправдал себя. 30% этих ребят получили высшее образование, остальные – среднее и профессиональное техническое. Выросли, женились, вышли замуж, обрели жильё – их матери и отцы награждены госнаградами (240 орденов!).

Но в 1996 году на территории РФ эти СДД были переведены в статус приёмной семьи. А это означает – никакого соцпакета, а договор подряда. Мол, хочешь – бери и воспитывай. Вознаграждение в пенсионный расчёт не засчитывается, стаж не идёт, хотя на детей деньги дают – в зависимости от состоятельности региона. Среди таких людей есть добрые, сердечные люди. Но их, что называется, «опустили». В то же время – обратите внимание: в Беларуси 280 семейных детских домов, 50 из них – коттеджи, принадлежащие Белорусскому детскому фонду, на Украине (до майдана) вообще 700! И повсюду они работали по выработанной нами концепции. Я считаю решение 1996 года неразумным. Оно принесло не пользу, а вред.

Нас могут спасти только дети

– А как вы относитесь к тому, что мы видим на телеэкране про детство? Это и семейные разборки, и делёжка детей при разводах, и детский суицид, и стрельба в школах. Разве это пример для остальных?

– Нельзя не восторгаться мальчиком, который по чертежам узнаёт разного типа двигатели, или другого подростка, который на глазах у публики смастерил причёски трём красивым женщинам. У этих ребят профессия уже в руках! Раньше в большой, правда, стране было 460 тысяч авиамодельных кружков на станциях юных техников, в школах, домах пионеров. Сейчас, по нашим данным, – 40. Проводятся мировые и европейские первенства для ребят. И несмотря на отсутствие интереса к современному авиамоделизму, наши дети выигрывают. И какие ребята-то! Из неполных семей, из многодетных!

Я не хочу показаться ретроградом, но довольно сдержанно отношусь к песням, танцам и другим «весёлым» навыкам, ведь они не всех начинающих прокормят в будущем. А школа, отрочество, юность должны находиться в серьёзном сопровождении. Выбор жизненного пути происходит без шума и хохота, а в тишине, раздумьях и с помощью взрослых.

– Я вижу, что большинство ваших программ носят медико-социальный характер. Какие результаты в этой сфере?

– У нас в Подмосковье есть собственный Детский реабилитационный центр санаторного типа. Два центра работают в Волгограде и Кирове. У нас есть программы, рассчитанные на детей с диабетом, на глухих детей, на ребят, больных детским церебральным параличом.

Или вот сейчас вместе с китайскими клиниками осуществляется проект «Панда» для детей с ДЦП. Лечение там платное – и это от нас не зависит – но вот дорогу в Китай и обратно для мамы и малыша мы организуем безвозмездно.

– Испытываете ли вы чувство удовлетворённости, радости от 30‑летнего пути фонда?

– Отвечу двойственно: удовлетворённости – нет, а радости, очень сдержанной, да. Помочь удалось многим, хотя ведь помощь – дело забываемое и не всегда ожидающее признания. Не зря есть такая поговорка: ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным. Фонд и такого хлебнул в достатке. Но у нас много добрых историй. Мы, например, даём наши скромные стипендии с младенчества до совершеннолетия. На праздновании 30-летия в Колонном зале мы хотим попрощаться с братом и сестрой Миниными из Хабаровска – они уже стали взрослыми. Музыканты сыграют им что-то доброе, напутствуя во взрослый путь. И эти двое ребят, получившие хорошее образование, явились на свет божий, как спасение для их родителей. А история такая. Во время Сахалинского землетрясения 90-х годов у поварихи Марины Мининой погибли сразу четверо детей, родители, братья, сёстры и племянники. Разом, в мгновенье ока. Её прижала бетонная балка. Остался цел только муж, который ночью вдруг вышел на улицу покурить. Марину перевезли санитары самолётом в Хабаровск, ей ампутировали обе ноги, дали однокомнатную квартиру. Судьба предлагала Мининым жить дальше. А они не могли. Мучились. Плакали. Спасали себя, как часто спасают русские. И в какой-то момент дошли до края. И тогда эта очень простая женщина сказала мужу высокую мудрость: «Нас могут спасти только дети. Новые дети». И безногая женщина рожает одного, а потом второго ребёнка. Мы назначили малышам ежемесячную стипендию. Мать наградили орденом. Перезванивались и переписывались все эти 17 лет. Но вот дети выросли. А семья спасена – храни её судьба.

Опубликовано 12.10.2017г. на сайте газеты Аргументы недели

Комментариев: 0
Оставить комментарий