Иконка мобильного меню Иконка крестик
Эпидемия COVID-19
Эпидемия COVID-19
Эпидемия сегодня охватила весь мир. Мировая статистика подтверждает, что дети от нее почти не страдают. Но, несмотря на это, именно дети, переносят вместе с нами тяжести вынужденной изоляции, удаленного обучения, снижение семейных доходов и множество иных бед, о которых еще несколько месяцев тому назад никто и не подозревал. Российский детский фонд и все его отделения в регионах нашей страны с первых же дней начали оказывать помощь пострадавшим.
Оборудуем туберкулезный санаторий
Оборудуем туберкулезный санаторий
Детский реабилитационный центр «Верхний бор» в г. Тюмень - участник благотворительной программы Российского детского фонда «Детский туберкулез». Центр рассчитан на одновременное пребывание 225 детей в возрасте с 1,5 до 18 лет. Здесь получают лечение дети с различными проявлениями туберкулезной инфекции, а также дети с заболеваниями органов дыхания и ЛОР-органов. Им очень нужна ваша помощь.
1 июня – Международный день защиты детей
1 июня – Международный день защиты детей
В 2020 году исполнится 70 лет с того дня, когда в мире впервые отметили Международный день защиты детей. В юбилейный год по приглашению фонда в Москву приедет несколько тысяч детей из самых бедных и социально не защищённых слоев общества. Вы тоже можете сделать им свой подарок, который, возможно, изменит их дальнейшую жизнь.
Восстановим сельские библиотеки
Восстановим сельские библиотеки
После катастрофического паводка 2019 года в Иркутской области люди лишились не только имущества и жилья. Пострадали многие сельские библиотеки – средоточье общинной культуры и грамотности в этих удаленных районах. Восстановить библиотечные фонды, отремонтировать здания, технику, мебель означает вдохнуть жизнь в разорённые стихией села.
Помощь программе

Программа
Финансовая помощь
Необходимо собрать:

93 000 000

На потребности:
  • логистическое сопровождение
  • транспортные расходы
  • менеджмент проекта
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • менеджеры
  • фтизиатры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • белье
  • сезонная одежда
  • обувь
  • гигиенические принадлежности
  • книги
  • спортивный инвентарь
  • медицинское оборудование
Заполните форму, опишите подробно проблему и мы вам поможем
Кому помочь
Помощь программе

Программа
Финансовая помощь
Необходимо собрать:

93 000 000

На потребности:
  • логистическое сопровождение
  • транспортные расходы
  • менеджмент проекта
Человеческие ресурсы
Нужны волонтеры:
  • менеджеры
  • фтизиатры
Материальная помощь
Необходимые вещи:
  • белье
  • сезонная одежда
  • обувь
  • гигиенические принадлежности
  • книги
  • спортивный инвентарь
  • медицинское оборудование
Получить помощь
Заполните форму, опишите подробно проблему и мы вам поможем

"ЮВЕНАЛЬНАЯ" РОССИЯ

Дата новости 27.01.2017
Количество просмотров 109

Общероссийский общественный благотворительный фонд «Российский детский фонд» и некоммерческое научно-исследовательское учреждение «Институт детства РДФ» опубликовали независимый доклад. Суть документа – в его названии: «Детство в омуте лукавства, или С кем воюют «ювеналы». Известные педагоги-психологи Ирина Медведева и Татьяна Шишова аргументированно, с цифрами и фактами в руках доказывают, что ювенальные идеология и технологии, которые нам так последовательно и бесцеремонно навязывают с Запада, – диверсия против традиционного жизненного уклада, принятого в русской этике. В предисловии к докладу писатель, академик Российской академии образования, председатель Российского детского фонда Альберт ЛИХАНОВ напрямую обращается к власти: «Как говорили в тревожные времена: власть, спохватись! Завтра будет поздно!» Всё своё беспокойство, свою боль за воспитание подрастающего поколения он высказал в интервью «АН».

Смута и лукавство

– Альберт Анатольевич, из недр вашего фонда вышел документ фантастической силы и правды. Факты, анализ, выводы, приведённые в нём, сокрушительны в своей убедительности. На Западе, цитирую доклад, «родителей можно привлечь к ответственности не только за шлепок, но и за неодобрительный взгляд в сторону распоясавшегося ребёнка». И доморощенные «ювеналы» пытаются не отставать от западных моделей «воспитания»...

– Хочу сразу пояснить: это интервью проходит под «аккомпанемент» событий, можно сказать, чрезвычайных, бесспорно свидетельствующих – защита прав ребёнка – дело более чем серьёзное и системное. Очевидно, что жестокое отношение к малышу неприемлемо. Но ведь в жизни всё не так просто и однозначно. И каждый отдельный случай таит столько противоречий. Вот, например, приёмной семье отдали десятерых ребятишек, и оказалось, что их «тятя» избивает. Органы опеки детишек быстро отняли и пристроили в детдома. Но хочется спросить, а при каких обстоятельствах и кто именно в органах опеки передал десятерых ребят в одну семью? Кроме того, нужно опытным психологам-практикам поручить исследовать детские показания. Но подробности умалчиваются. Или ещё история о  краже. Мать при родах потеряла своего ребёнка и  забрала из роддома другого, так называемого отказника, его кровная мать тут  оставила, подписав соответствующий отказ. И крайним оказался очень симпатичный отец, шофёр по специальности, который всей душой  полюбил малыша вместе с грешной женой. Но когда история вскрылась, ребёнка у шофёра и его жены отобрали. Его-то подлинная отцова любовь в чём повинна? А сам малыш? Какова цена, в сущности, слома его жизни, потери любящих, пусть грешных, но истинных родителей. Историю зачем-то вытянули на свет божий. Теперь между собой «бодаются» право, всегда обеспеченное законом, и милость, когда спасается судьба невинного малыша. Тем более что отказавшаяся прямо в роддоме биологическая мать – и её отыскали! – не жаждет обрести ребёнка, брошенного ею. И что дальше? Думаю, при самом позитивном исходе, даже если ребёнка усыновят, – история эта недобрым шлейфом будет тянуться за малышом практически всю жизнь. Забыть её и для семьи, и для окружения, а главное, для малыша можно, только уехав из того места, где живёт семья. Но есть ли у них такие ресурсы? Добро уже попрано, хотя справедливость закона восторжествовала. И ведь это кому-то стало нужно… Вот разбором наших и нам навязываемых «правил» и посвящён доклад фонда. Он исследует причинно-следственные связи такого рода деятельности, когда дети вдруг оказываются под ударом, под прицелом каких-то «сверхсил», облечённых властью. Стоит кем-то или чем-то поставленная цель – сломать ценности и права семьи, в то же время прикрываясь правами ребёнка, которые однозначно подлежат защите. Смута и лукавство – иначе не назовёшь.

Идёт атака на наши моральные устои

– Читая доклад, ясно понимаешь, что это не набор фактов, а попытка своего рода расследования, почему и зачем атакуют семью, которая и есть первичное звено защиты детства.

– Добавлю. Идёт не просто атака на нашу святыню – русскую семью в её традиционном понимании, идёт атака на наши моральные, нравственные устои. Это попытка переформатировать Россию с помощью, так сказать, отстаивания прав ребёнка. Психологи Ирина Медведева и Татьяна Шишова, готовившие доклад, – специалисты высочайшего класса, учёные-практики. Они разоблачают «лекала» разрушения семейных устоев, национальных традиций, взаимодействий в семье – и не только российской. Детский фонд стоял у истоков создания Всемирной конвенции о правах ребёнка, присутствовал при подписании её в ООН, получил там слово от имени великой страны – СССР. Сейчас идёт трансформация основ Конвенции с помощью так называемых Факультативных протоколов. Де-юре они призваны привести её положения к современным условиям, а де-факто во многом меняют саму суть Конвенции. Особенно это касается самого последнего – Третьего протокола. Внедрение ювенальной системы в России, как тонко заметили авторы доклада, началось с навязчивых отсылок к Конвенции по правам ребёнка. В частности, Конвенцией прикрываются как щитом, когда требуют запрета телесных наказаний…

– Извините, Альберт Анатольевич, но Союз ратифицировал Конвенцию в 1990 году. Прошло 27 лет. Выросло новое поколение. И в наше законодательство не внесён запрет на телесные наказания, да и в Конвенции об этом прямо не говорится.

– Вот-вот… В России законодательно запретили школьное наказание розгами после революции. О наказаниях в семье не было и речи. Более того, четверть века назад в подавляющем числе стран Европы наказать расшалившегося ребёнка ремнём или шлепком не считалось преступлением. Речь идёт о том, что проводники ювенальной юстиции откровенными передёргиваниями подгоняют справедливые родительские наказания под уголовную статью «Побои». Обратите особое внимание: под телесным наказанием нынче понимается любое физическое воздействие на ребёнка, включая даже самый лёгкий шлепок, толчок, «удерживание» и так далее. Авторы доклада тонко уловили этот подвох «ювеналов». Давайте процитируем: «Формально, конечно, можно отождествлять шлепок и тем более употребление ремня с побоями. Но выхолащивание смысла делает закон формальным, бездушным, а значит, безнравственным. Это будет право, лишённое правды». Кто же, скажите, будет в это право верить? Кто будет уважать это право? Простое родительское наказание притягивают за уши к побоям – это и есть произвол, делают выводы уважаемые психологи-практики. В наказании младшего старшим – не зло, а стремление отвратить ребёнка от зла. Любовь правит таким наказанием, а не «личная неприязнь», как пытаются доказать нам пседоювенальные «спецы».

Ремонтные бригады, а не цепные псы

– Доклад зацепил и такой прогноз: на Западе складывается полицейское государство нового типа. Запущен его «пилотный проект». Не слишком сильно сказано?

– В некоторых западных странах тихой сапой сложилась система чрезмерного, а часто и хамского вмешательства государства в жизнь семьи. Кое-где службы защиты прав ребёнка просто дежурят у замочных скважин. Сосед может «стукнуть» в ювенальные органы по малейшему поводу, а то и без повода, и «блюстители прав ребёнка» без разговоров, а часто и силой могут оторвать ребёнка от семьи. Законы и поправки к ним, которые насаждают такие «ювеналы», позволяют управлять семьями. Это что – демократия?

– Тревожит, что подобный произвол заявил о себе и в России. В докладе немало примеров таких, мягко говоря, перегибов…

– Мне кажется, аналитики-практики дали этому более точное определение – «чиновничий киднепинг». В докладе лишь малая часть примеров. Но их хватает, чтобы представить масштаб проблемы. Так, в Нижнем Новгороде на время отпуска родители оставили с малолетним ребёнком бабушку. Но без доверенности. Малыша тут же изъяли. У солидного московского дедушки отняли внука – не было документа, что он имеет право сидеть с ребёнком. Мать из Новороссийска, отправляясь в детский сад за старшим ребёнком, оставила трёхмесячную кроху с крёстной. Чиновники, как по наводке, улучили момент и поместили здорового ребёнка в больницу, где малыш погиб от черепно-мозговой травмы. В Приморском крае, отбирая у матери ребёнка, полицейские ударили женщину о дверной косяк, после чего применили электрошокер. В этом случае матери примитивно мстили за то, что она написала в Минздрав жалобу на врачей – те сделали её ребёнку прививку в родильном доме без её согласия. Я многие годы повторяю одно и то же: органы опеки и попечительства должны быть «ремонтными бригадами», помогать трудным, особенно кризисным семьям с детьми, а не исполнять роль цепных псов, которые отбирают детей, пользуясь властью и передержками, включая оговоры, и раздают детей, порой формально и незнамо кому. Вот что надо реформировать-то. К сожалению, у нас нет закона об ответственности должностных лиц за неправомерное изъятие детей из семьи. Смысл доклада в том, чтобы у нас не было раскола семьи. Там, где царит жестокость, – закон и так не молчит. Но там, где жестокость «фабрикуют», где у детей выпытывают наговоры на собственных родителей, – этому надо противиться. И Конвенция о правах ребёнка – наша опора.

Семейный детский дом
Семейный детский дом

Комментарии